Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО
Вы здесь: Главная // Аналитика

Наука – это общечеловеческий феномен

Добавлено: 2014-08-07, просмотров: 642


 STRF продолжает опрос российских ученых о возможной изоляции российской науки из-за со сложным международным положением и санкциями со стороны Европы и США. Нашим собеседников мы попросили прокомментировать эту ситуацию, а также ответить на вопрос, нужно ли в России за счет государства инициировать крупные прорывные научные проекты, независимые от участия зарубежной науки.

Артём Оганов, руководитель Лаборатории компьютерного дизайна материалов в МФТИ и лабораторий в Университете штата Нью-Йорк (США) и Сианьском Политехническом Университете (Китай), профессор Университета Стоуни Брук (США) и МФТИ, адъюнкт-профессор МГУ имени М.В. Ломоносова:
– Изоляция очень опасна, поскольку энтропия в закрытой системе растёт, и такая система обречена на гибель. Обмен научными идеями, живое общение учёных всех стран очень важно для прогресса науки, технологий, экономики. Так что нужно сделать всё возможное, чтобы избежать изоляции или прорывать её с помощью максимально широких международных контактов. Не факт, что Россию удастся изолировать. Во-первых, потому, что многие страны не намерены этого делать – в частности, Китай, который уже в ближайшем будущем превзойдёт по научной и экономической мощи все страны Европы и вплотную приблизится к уровню США. Во-вторых, даже если правительство какого-то государства решит порвать с Россией, то люди, особенно учёные, на это едва ли пойдут.
Крупные научные проекты делать обязательно нужно. Но одной стране в условиях изоляции не под силу заниматься разработкой всех технологических направлений – никаких бюджетных средств не хватит. И потом, любые наши стоящие разработки неизбежно будут бесплатно переняты другими странами, как это делалось во время «холодной войны». Это ещё одна причина, по которой изоляции необходимо избежать.
Кстати, в централизованности и некой авторитарности российского общества есть не только минусы, но и небольшие плюсы. В западной модели протолкнуть прорывные проекты труднее, чем в авторитарной. Например, космосом в США стали серьёзно заниматься только после полёта Гагарина и добились результатов между прочим авторитарным путём – правительственной инициативой «сверху».
В качестве мегапроектов в России можно рассматривать, например, те, что связаны с генной инженерией, стволовыми клетками – это продвинуло бы нас в лечении многих болезней, да и в фундаментальной науке. Недурно было бы посредством крупного проекта дать импульс развитию микроэлектроники – Samsung ведь смог прорваться на мировой рынок, уже прочно занятый другими игроками. Ещё одно направление, где уже кое-что делается – нанотехнологии.
Но отбирать нужно только те мегапроекты, где у нас реально есть кадровая сила, которая будет ими заниматься на лидирующем мировом уровне. Одним из способов создания критической массы мозгов я вижу возвращение в Россию наших лучших учёных и приглашение лучших мировых учёных – на таких условиях, от которых они не смогут отказаться. Понятно, что когда вы привлекаете учёных, вы привлекаете их науку, то есть все проекты, которыми они занимаются.
Сергей Дмитриев, старший научный сотрудник НИИ физико-химической биологии имени А.Н. Белозерского Московского государственного университета, кандидат биологических наук:
– Я, наверное, скажу банальную фразу – но я думаю, моё мнение разделяет большинство учёных: не бывает какой-то региональной науки, наука есть только общечеловеческая, мировая. Пытаться в современном мире поднять какие-то большие проекты в одиночку – это прямой путь к застою. В советское время, на которое сейчас любят ссылаться, были совсем другие способы распределения финансов: какие-то крупные проекты, связанные с «оборонкой» (типа атомного), удавалось сделать, бросив на это изрядную часть бюджета. Сейчас о таком финансировании речь не идёт и идти не может. К тому же темпы развития мировой науки сильно изменились: сейчас это такая сумасшедшая гонка, что пытаться в одиночку обогнать весь мир, пусть даже вбухав в это на порядок большие деньги, чем сейчас, – это безумие.
Изменилось и отношение к учёным в нашей стране: сейчас мы работаем во многом на энтузиазме, за собственный интерес – а тогда наша профессия была по-настоящему престижной. Когда перед учёным вставал выбор: работать в «ящике» или уходить из науки, то большинство выбирало «ящик». Тем более что в стране был «железный занавес». Сейчас же, если кто-то «сверху» начнёт диктовать учёным, чем заниматься, можно будет либо уехать за рубеж, либо просто плюнуть и пойти работать менеджером с зарплатой вдвое больше, чем у простого учёного.
Алексей Бобровский, лауреат Президентской премии для молодых учёных 2009 года, ведущий научный сотрудник химического факультета МГУ:
– Пока никакие санкции меня и нашу лабораторию не коснулись. Но ситуация, безусловно, тревожная. Возвращение «совка» в любом случае приведёт к катастрофе. Тоталитаризм, изоляция и полноценное научное творчество абсолютно несовместимы. Это касается всех сфер жизни, разумеется.
Более того, в нашей стране уже давно стоит говорить даже не о сохранении науки, а создании научной инфраструктуры – в силу того, что она просто отсутствует. То, что есть, на данный момент не выдерживает никакой критики. Появились, конечно, положительные сдвиги: например, создание нового Российского научного фонда, но пока это никак не меняет ситуацию.
Необходимо обеспечить учёных адекватной базовой заработной платой и создать полноценную грантовую систему поддержки сильных научных групп, которых осталось совсем немного. А также обеспечить возможность появления новых лабораторий, что является ещё более трудной задачей в силу практически полного отсутствия учёных среднего поколения (30–50 лет). Грантовая система финансирования с прозрачной международной экспертизой в данном случае просто необходима, а пока её нет. Кроме того, при помощи внешнего международного аудита необходимо убрать из институтов откровенных бездельников, которых по самым скромным оценкам больше половины.
На мой взгляд, это самая важная задача на сегодняшний момент, а любая изоляция от международного научного сообщества просто катастрофична как для крупных, так и небольших научных проектов. Это свёдет на «нет» любые усилия, направленные на создание науки, модернизацию общественных отношений и возникновение гражданского общества в стране.

Источник: Наука и технологии РФ