Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО
Вы здесь: Главная // Аналитика

Пломба на финансовой "прачечной"

Добавлено: 2015-01-29, просмотров: 769


Задача дня: нам нужна специализированная служба по расследованию финансовых преступлений

Текст: Игорь Мацкевич (Президент союза криминалистов и криминологов)
Игорь Мацкевич: Во многих странах борьбой с финансовыми преступлениями занимаются специальные службы.
Игорь Мацкевич: Во многих странах борьбой с финансовыми преступлениями занимаются специальные службы.
Есть уголовные дела, которые традиционно трудно расследовать. Они связаны с экономическими преступлениями. Трудность тут и в сборе доказательств, и в раскрытии тщательно законспирированных схем, и в личности самих преступников, которые, разумеется, не глупы и, что уж скрывать, прикрываются порой определенными связями в эшелонах власти.

Кроме того, факт совершенного преступления часто становится известным правоохранителям спустя годы, когда многие доказательства уже утеряны, а следы преступления давно уничтожены. Не случайно специалисты по раскрытию и расследованию экономических преступлений всегда высоко ценились и справедливо считались (и считаются) элитой в следственных управлениях и оперативно-розыскных службах.

Но есть в структуре экономических преступлений особый вид преступлений, которые наносят стране, ее экономике и общественному благополучию такой ущерб, который сопоставим по своим масштабам со стихийными бедствиями и экологическими катастрофами. Это финансовые преступления. Механизм их еще более сложный. Люди, их совершающие, хорошо обдумывают порядок своих действий на много ходов и месяцев вперед. В этом их особая изощренность: зная заранее вред, который они хотят нанести, преступники никуда не торопятся и думают только о том, чтобы этот ущерб был максимален, а их ответственность - минимальна. Цинизм их действий заключается в том, что они крадут сбережения рядовых граждан, нередко лишая их последних накоплений, либо расхищают бюджетные деньги, подрывая авторитет и силу государственного управления. И в итоге, так или иначе, наносят вред и всем нам, и рядовым гражданам, поскольку тормозят, а, может быть, и делают невозможным реализацию значимых социальных общественных проектов.

Профессионализм специалистов, которые по долгу службы должны расследовать финансовые преступления, а главное пресекать их (искать украденные деньги весьма затратно), оставляет иной раз желать лучшего. Мало найдется следователей, грамотно ведущих дела об экономических преступлениях. А следователей, которые могли бы вести дела о финансовых преступлениях, и того меньше. Не потому ли так много бывших проворовавшихся региональных министров, различных мэров, людей из их свиты, а также бизнесменов, проживает за пределами нашей страны. Причем публика эта явно не бедствует. А Россия годами пытается добиться их экстрадиции, уповая исключительно на международные договоры и моральное удовлетворение социальной справедливости в возможном уголовном наказании этих лиц. И только.

Украденные ими деньги, увы, потеряны безвозвратно.

Во многих странах борьбой с финансовыми преступлениями занимаются специальные службы, которых обычно относят к подразделениям финансовой разведки. Одной из главных задач подобных служб считается борьба с отмыванием денег, полученных преступным путем. Принципы функционирования этих служб разнообразны, многое тут зависит от специфики страны. Так, в одних государствах подразделения финансовой разведки являются дополнительным инструментом правоохранительных органов в борьбе с отмыванием, так называемых, грязных денег. В других же странах подобные службы создавались в виде некоторого буфера между финансовыми организациями и полицией. Поэтому в первом случае подразделения финансовой разведки входили в правоохранительную систему, а во втором случае - были вне ведомств, нередко в виде самостоятельных структур.

Специальные службы по расследованию финансовых преступлений начали массово создаваться в различных странах относительно недавно - в 1990-х годах. Связано это было с небывалым потоком денежных средств, которые практически бесконтрольно перетекали из одной страны в другую на фоне провозглашенной эпохи глобализации. Как обычно бывает в таких случаях, воспользоваться возможностями новой эпохи поспешили в первую очередь авантюристы и проходимцы всех мастей. А общество оказалось не готово противостоять новым видам масштабных финансовых преступлений.

Фразеологизм "отмывание грязных денег" имеет свою вполне конкретную историю и не связан с профессиональным лексиконом специалистов по борьбе с финансовыми преступлениями. Напомню: печально знаменитый американский бандит Аль Капоне в 1930-х годах обрел невиданную неформальную власть в Чикаго. Фактически он был теневым хозяином города. К нему на поклон приходили и политики, и представители культурной элиты. Но деньги, которые к нему поступали за счет рэкета и других преступлений, он официально не мог декларировать. Другими словами, Аль Капоне официально был человеком без определенного места жительства и без определенных занятий, т.е. бомжом. Это приводило и к формальным казусам, которые, конечно, как можно догадываться, доводили бандита до бешенства. Не имея возможности посадить его за организованные им преступления, его неоднократно привлекали к ответственности за бродяжничество. И тогда была придумана остроумная и простая схема, которую финансовые преступники с успехом используют и сегодня. Аль Капоне создал в Чикаго сеть прачечных по принципу самообслуживания, и когда к нему в очередной раз явились представители государственных служб с вопросом откуда у него деньги, он ответил, что доход приносят ему прачечные. Таким вот нехитрым образом, Аль Капоне не только в переносном, но и в прямом смысле фактически "отмывал" деньги, поступающие от его криминального бизнеса.

Принципы организации подразделений финансовой разведки в разных странах можно условно разделить на четыре вида. Первый: подразделения административного типа (они функционируют в Австралии, Андорре, Бельгии, Болгарии, Боливии, Колумбии, Израиле, США, Франции, Чехии и других странах). Второй вид: подразделения правоохранительного типа (Австрия, Венгрия, Германия, Ирландия, Исландия, Словакия, Великобритания, Швеция, Эстония и другие). Третий: подразделения судебного или прокурорского типа (Кипр и Люксембург). Четвертый: подразделения смешанного, или, как их еще называют, гибридного типа (Дания и Норвегия).

Страны, создавшие подразделения финансовой разведки, сформировали неофициальное объединение, которое называется Эгмонтская группа. В рамках этого влиятельного объединения проводятся неформальные встречи, на которых обсуждаются вопросы дальнейшего сотрудничества и координации усилий по борьбе с финансовыми преступлениями.

Разумеется, проблема международного сотрудничества в борьбе с финансовой преступностью не обошла стороной и Россию. В 2001 году Указом Президента N 1263 был создан Комитет по финансовому мониторингу. Комитет должен был отслеживать сомнительные финансовые сделки и ставить в известность о них правоохранительные органы. Немного позже к этому прибавилась задача отслеживания финансовых операций по финансированию терроризма, в том числе и международного.

Стоит отметить, что главная задача, которая ставилась перед Комитетом, не слишком афишировалась. Она заключалась в том, чтобы вывести Россию из, так называемого, "черного списка" ФАТФ (Financial Action Task Force on Money Laundering), международной межправительственной организации, которая занимается финансовым мониторингом того, как разные страны борются с отмыванием денег, полученным незаконным путем. И действительно, уже в октябре 2002 года Россия была исключена из этого "черного списка", а в 2003 году сама стала членом ФАТФ.

В 2004 году Указом Президента N 314 Комитет по финансовому мониторингу был преобразован в Федеральную службу по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг). А в соответствии с Указом Президента N 636 руководство деятельностью Росфинмониторинга осуществляет непосредственно Президент.

Таким образом, Росфинмониторинг является у нас подразделением финансовой разведки гибридного или смешанного типа, и в целом с задачами, определенными Положением о ней, справляется.

К сожалению, финансовая преступность, и особенно ее значительная часть, связанная с банковским сектором, продолжает оставаться серьезной проблемой для поступательного движения страны. Не случайно только за последний год были отозваны лицензии у большого числа банков, сомнительная деятельность которых вызывала бурное обсуждение, в том числе и на страницах печати. Чтобы решить этот сложный вопрос, необходимо создание специализированной службы по борьбе с такими преступлениями. Опыт предыдущей деятельности убедительно свидетельствует о том, что специализация следователей на конкретных категориях дел, включая финансовые преступления, не решает вопрос по существу. Нынче следователь специализируется на финансовых преступлениях, а завтра его перебрасывают на другой, не менее важный, по мнению руководства, участок работы.

Между тем, финансовая преступность оказывает все более негативное влияние не только на экономику страны, но и на социальное равновесие в обществе. Живой пример тому - беспрецедентные скачки курсов мировых валют в конце прошлого декабря. Не обошлось ли и здесь без масштабных закулисных интриг представителей финансового преступного мира?

15 декабря 2014 года на заседании совета директоров государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" было высказано пожелание усилить государственные меры, направленные на выявление и предупреждение неправомерных операций банков. Особый акцент был сделан на ответственности владельцев банков и их руководителей за незаконный вывод российских активов за рубеж. Подчеркнута важность спроса с банковских работников, виновных в причинении крупного ущерба финансовым организациям, за доведение их до банкротства.

Службу, которая могла бы специализироваться на этом круге вопросов, можно было бы создать как обособленный федеральный государственный орган, осуществляющий расследование финансовых преступлений, в том числе связанных с выводом российских активов за рубеж, а также пресечение подобных преступлений. Возложение на эту службу обязанностей по расследованию финансовых преступлений можно было бы осуществить, перераспределив полномочия между правоохранительными органами. Назвать такой специализированный орган можно было бы, к примеру, Федеральной службой по расследованию финансовых преступлений. Под ее эгидой можно сосредоточить лучших специалистов по борьбе с различными категориями финансовых преступлений. Поводами для проверок и последующего возбуждения уголовных дел стали бы, как собственная деятельность, так и материалы Центрального Банка России, Счетной палаты, Росфинмониторинга и других государственных и общественных организаций.

Таким образом, Федеральная служба по расследованию финансовых преступлений станет элитным правоохранительным органом, а его штат могли бы составлять примерно 150 самых лучших следователей, прошедших предварительный конкурсный отбор. При этом сотрудники службы могут действовать на территории всей России, из чего следует, что создание территориальных единиц новой службы вряд ли целесообразно. И в этом видится два положительных момента: во-первых, новая служба не приведет к серьёзному увеличению расходов на содержание силовых структур, во-вторых, с сотрудниками службы, которые никаким образом не привязаны к местной бюрократии, невозможно будет "договориться".

Сегодня финансовая преступность может оказывать серьезное негативное влияние не только на экономику страны, но и на социальное равновесие в обществе. Недавние непредсказуемые скачки с курсами валют яркое тому подтверждение. Хочется снова повторить: не обошлось ли и здесь без масштабных закулисных интриг финансовых ловкачей?

"Российская газета"