Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО
Вы здесь: Главная // Аналитика

Берут за душу

Добавлено: 2015-06-06, просмотров: 573


В Екатеринбург привезли коллекцию "революционного" японского искусства


Открывшаяся в Екатеринбургском музее ИЗО экспозиция "Сквозь ветви сакуры" примечательна сразу по нескольким причинам. С одной стороны, ее можно рассматривать как своеобразный автопортрет увлеченного человека, с другой - как мостик между Востоком и Западом.

В ЕМИИ демонстрируется частная коллекция челябинца Олега Малахова, то есть вещи, отобранные не столько по научному принципу, сколько по критерию "нравится".

- Это же я, - говорит Олег, показывая на керамическую фигурку одного из семи богов счастья, сильно удивленного чем-то. - Коллекционирование - это такое интересное погружение в мир искусства, от которого жизнь расцвечивается красками и впечатлениями. Если человек сознательно занимается коллекционированием, он понимает: надо потратить время на то, чтобы стать профессионалом, по большому счету, международным экспертом. Так нарабатываются чутье, интуиция. Успех придет, когда искусство и коллекционер образуют симбиоз.

В России такую же масштабную презентацию японского искусства эпохи Реставрации Мэйдзи можно увидеть разве что в музее Востока в Москве. Для Японии этот период стал революционным "перевариванием" культуры Запада. 150 лет назад наглухо закрытая для иностранцев страна возобновила общение с внешним миром и, жадно впитывая все новое, сумела превратиться в развитое государство. Для расположенного на стыке континентов Екатеринбурга взаимопроникновение культур Запада и Востока остается актуальной темой.

Увлечение Японией, охватившее Европу сто лет назад, отразилось на картинах Ван Гога, который перерисовывал японские гравюры. Маршрут обратного влияния ярко иллюстрирует, скажем, японская перегородчатая эмаль клуазоне: к французской технологии японцы добавили не только свой дизайн, но и кропотливость исполнения. Там, где Фаберже обходился двумя-тремя слоями стеклянного сплава, японцы наносят десяток, получая глубокий, переливчатый цвет нежных оттенков. В их системе координат процесс изготовления вещи должен быть точно таким же произведением искусства, как и сама вещь.

- Все дело в другом восприятии мира, - объясняет куратор выставки Сергей Винокуров. - Для нас декоративно-прикладное искусство в большей степени прикладное, функциональное, украшающее интерьер и безусловно уступающее живописи по своим эстетическим качествам. На Востоке же существует феномен вещи: она имеет душу и способна организовывать пространство вокруг себя. Поэтому традиционно декоративные для нас вазы или статуэтки японцы воспринимают как равнозначные живописным полотнам.

Помимо эмали на выставке представлена резьба по кости и дереву, вышивка, бронзовое литье - уникальный продукт японской конверсии (поражение в правах, а именно запрет на ношение оружия, постигшее самураев, подтолкнуло мастеров-оружейников к поискам другой продукции), а также гравюра и фарфор. Первых гончаров, целую династию - четыре десятка человек, японские военнослужащие попросту выкрали из сопредельного государства.

"Российская газета - Неделя" - Урал