Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО
Вы здесь: Главная // Аналитика

БОРИС ПАТОН «МЕЖАКАДЕМИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО: КАК ЭТО БЫЛО»

Добавлено: 2015-07-03, просмотров: 788



Источник: НГ – Наука, Борис Патон

Результаты исследований, полученные учеными одной республики, быстро становились достоянием научного сообщества всей страны

Об авторе: Борис Евгеньевич Патон – президент Международной ассоциации академий наук, академик НАН Украины, президент Национальной академии наук Украины, академик РАН.

Успехи ученых бывшего СССР признаны во всем мире. Многие их достижения вошли в сокровищницу мировой науки и духовной культуры человечества. Развитию науки способствовало создание мощной Академии наук СССР – главного научного центра страны, проводившего исследования практически по всем направлениям фундаментальной науки.

Союз трех академий

Уже в годы первых пятилеток зарождались творческие связи ученых трех существовавших тогда академий наук – Академии наук СССР (1724-й – год основания Российской академии наук, правопреемницей которой стала АН СССР), Всеукраинской академии наук (основана в 1918-м) и Белорусской академии наук (год основания – 1929-й).

Первым шагом на пути координации деятельности ученых этих академий наук стал заключенный между ними в марте 1930 года Договор о социалистическом соревновании, который фактически впервые оформлял научные и организационные контакты ведущих научных учреждений страны. Примерами плодотворного сотрудничества ученых в этот период могут служить изучение проблемы использования водных ресурсов Днепра и прилегающих к нему территорий, так называемая проблема Большого Днепра, совместные работы по выявлению полезных ископаемых на территории СССР, получению синтетического каучука и ряд других.

Большинство республиканских академий наук было образовано на базе филиалов АН СССР, начало организации которых было положено еще в 1931–1932 годах. К 1961 году во всех союзных республиках функционировали академии наук.

В качестве примера создания Академии наук союзной республики приведем основные вехи образования Академии наук Таджикской ССР.

В Таджикистане систематические научно-исследовательские работы начались в конце 20-х – начале 30-х годов XX века. Эти работы осуществлялись учеными Академии наук СССР в форме проведения комплексных экспедиций, в задачу которых входили изучение истории и культуры таджикского народа, природных ресурсов республики, создание стационарных исследовательских центров и подготовка научных кадров.

Результаты работы экспедиций были заслушаны и обсуждены комиссией Академии наук СССР. Было принято решение об организации таджикской базы Академии наук СССР для постоянных исследовательских работ на территории республики.

В январе 1933 года таджикская база Академии наук СССР была открыта, ее первым директором стал академик С.Ф. Ольденбург. База объединяла секторы геологии, ботаники, зоологии и паразитологии, почвоведения, гуманитарных наук.

К началу 1940-х годов появилась необходимость создания более крупных специализированных научных учреждений – институтов, способных решать важные фундаментальные проблемы.

В 1941 году таджикская база Академии наук СССР была преобразована в таджикский филиал Академии наук СССР с институтами: геологии, ботаники, зоологии и паразитологии, истории, языка и литературы. Таджикский филиал АН СССР возглавил академик Е.Н. Павловский, которому принадлежат исключительные заслуги в становлении и развитии науки в Таджикистане.

В результате 10-летней деятельности таджикского филиала Академии наук СССР была создана необходимая материально-техническая база для широкого развития научных исследований, подготовлены научные работники (более 700 человек). В итоге были сформированы условия для образования в республике Академии наук, которая была учреждена 14 апреля 1951 года.

Во многом подобный путь своего создания прошел и ряд других академий наук союзных республик. В их учреждении, становлении и развитии решающая роль принадлежит АН СССР.

Формы координации

По инициативе АН СССР с целью координации научной деятельности академий наук союзных республик в 1945 году при Президиуме АН СССР был создан Совет по координации научной деятельности академий наук союзных республик (далее – Совет по координации). Он возглавлялся президентом АН СССР, и в его состав входили президенты республиканских академий наук.

В 1950-х годах наряду с общесоюзной координацией в области науки стала осуществляться также координация исследований республиканскими академиями по крупным регионам: среднеазиатскому, закавказскому, прибалтийскому, западному. Например, в Баку в декабре 1959 года состоялось координационное совещание по общественным наукам академий наук Азербайджанской, Армянской и Грузинской ССР, которое утвердило состав научных советов по принятым к координации проблемам, в которые вошли видные ученые академических учреждений и высших учебных заведений республик Закавказья; в феврале 1960 года состоялось межреспубликанское координационное совещание по проблемам биологии, сельского хозяйства и медицины, созванное академиями наук Азербайджанской, Грузинской и Армянской ССР.

Совет по координации в марте 1973 года созвал в Киеве совещание президентов академий наук Украинской ССР, Белорусской ССР и Молдавской ССР, на котором было признано целесообразным проведение совместных исследований по комплексу проблем, имеющих большое народно-хозяйственное значение как для республик данного региона, так и для страны в целом. Для организации совместных работ были созданы межреспубликанские координационные научные советы из представителей учреждений академий наук, вузов, отраслевых организаций.

Наряду с Советом по координации большой вклад в координацию научной деятельности, углубление взаимодействия между учеными внесли научные советы по важнейшим комплексным и межотраслевым научно-техническим проблемам, по важнейшим проблемам естественных и общественных наук, созданные при Госкомитете Совета Министров СССР по науке и технике, а также в системе АН СССР. Сеть научных советов по важнейшим проблемам естественных и общественных наук была образована и в республиканских академиях наук. Многое из опыта их деятельности представляется полезным для использования и в настоящее время.

Развитию творческих связей между учеными способствовало проведение совместных экспедиций, школ, научных форумов и т.п. В качестве примера можно привести всесоюзную летнюю школу молодых астрофизиков по теме «Релятивистские и магнитные явления в астрофизике», которая состоялась в Шемахинской астрофизической обсерватории АН Азербайджанской ССР в мае 1966 года. В ней приняли участие 60 представителей астрофизических, а также физических научных учреждений страны. Работой школы руководили видные ученые СССР – Я.Б. Зельдович, А.Г. Масевич, Л.М. Озерной и др.

Значительными событиями в жизни ученых-физиков СССР были «криогенные» совещания, в работе которых, как правило, принимал участие П.Л. Капица. Именно по его предложению такие совещания устраивались прежде всего в местах возникновения криогенных лабораторий.

От атомного ядра до алмазов

Типичным для советской науки было то, что результаты исследований, полученные учеными одной республики, быстро становились достоянием научного сообщества и производственников всей страны в целом.

Так, в 1934 году заведующий отделом электрохимии Института физической химии АН УССР А.И. Бродский, начав исследования в области химии изотопов, получил впервые в СССР высококонцентрированные образцы тяжелой воды – всего лишь несколько месяцев спустя после открытия, сделанного американскими учеными Г. Льюисом и Р. Макдональдом. Это достижение сыграло исключительно большую роль в развитии не только химии изотопов, но и ядерной физики, а также открыло новые перспективы использования изотопов в народном хозяйстве и военной технике.

Ю.Г. Мамедалиев (академик АН АзССР с 27 марта 1945 года) еще в годы Великой Отечественной войны совместно с Институтом физической химии им. Л.Я. Карпова проводил исследования реакции алкилирования, и в результате был разработан процесс получения изопропилбензола (кумола) – важного высокооктанового компонента авиационных бензинов, за что ему в 1946 году была присуждена Государственная премия СССР.

В 1946 году Я.Н. Белевцевым (тогда главный геолог Криворожского геолого-разведочного треста) было открыто крупнейшее Желтореченское месторождение урана. При организации поисков Я.Н. Белевцев опирался на работы академиков В.И. Вернадского, А.Г. Бетехтина, С.С. Смирнова, хотя желтореченский тип урановых руд до того времени не был известен. В состав Государственной комиссии, зафиксировавшей открытие месторождения, входил академик Д.И. Щербаков. В период разведки месторождения Криворожье посещали академики С.С. Смирнов, А.Г. Бетехтин, Д.С. Коржинский, В.И. Смирнов, А.В. Пейве, академики АН УССР Г.М. Малахов, Н.П. Семененко, Н.П. Щербак, Е.Ф. Шнюков и другие ученые. С ними проводились совместные обсуждения и рабочие совещания по многим теоретическим проблемам геологии, тектоники, геохронологии, петрологии, геохимии и рудообразования урана в докембрии, что способствовало успешному проведению геолого-разведочных работ на Желтореченском и других месторождениях Криворожского ураноносного района.

Первая в континентальной Европе электронная вычислительная машина с хранимой в памяти программой (МЭСМ – малая электронная счетная машина), открывшая эру отечественного электронного машиностроения, была создана учеными АН УССР в творческом содружестве с коллегами из России. Работа по ее созданию была начата в Институте электротехники АН УССР в 1947–1948 годах группой научных сотрудников под руководством С.А. Лебедева, а уже в конце декабря 1951 года машина был принята в эксплуатацию.

На базе Харьковского физико-технического института, где в 1932 году впервые в СССР было осуществлено расщепление атомного ядра искусственно ускоренными протонами, для реализации атомного проекта СССР по предложению И.В. Курчатова в 1946-м была создана лаборатория № 1. Также по инициативе И.В. Курчатова в Киеве был создан исследовательский ядерный реактор, пуск которого с его согласия был осуществлен в начале 1960 года. В целом идеи и планы И.В. Курчатова на многие десятилетия вперед определили развитие ядерной физики и атомной энергетики в Украине.

В июле 1956 года в Академии наук Узбекской ССР по инициативе академика И.В. Курчатова и предложению академиков АН УзССР У.А. Арифова и С.А. Азимова был создан Институт ядерной физики. Уже в 1957-м в Кибрайском районе вблизи от Ташкента началось строительство корпусов ядерного реактора ВВР-СМ, который был пущен в сентябре 1959 года и стал первым исследовательским реактором этой серии в научных ядерных центрах.

Лаборатория химической физики АН АрмССР, возглавляемая академиком АН АрмССР А.Б. Налбандяном, тесно сотрудничала с Институтом химической физики (ИХФ) АН СССР. Цикл работ под руководством А.Б. Налбандяна, посвященный изучению механизма окисления метана, завершился предложением промышленного способа получения формальдегида прямым окислением метана, за что в 1965 году авторский коллектив был удостоен Большой золотой медали ВДНХ СССР и премии Президиума АН СССР.

На орбитальных космических станциях «Салют» и «Мир», биоспутниках серии «Космос» был выполнен ряд экспериментов по космической биологии, в подготовке которых принимали участие ученые АН СССР и академий наук Украинской ССР, Молдавской ССР, Узбекской ССР, Азербайджанской ССР, университетов Украины и России, а также их иностранные партнеры.

С начала 70-х годов прошлого столетия специалисты Института автоматики Академии наук Киргизской ССР в сотрудничестве с учеными России и Узбекистана участвовали в работах по созданию буровых автоматов-информаторов для исследования поверхностных слоев Луны и других космических тел, способных выполнять заданные технологические и исследовательские функции в автоматическом режиме без присутствия оператора.

Широкий резонанс в мире имел выполненный в 1984 году космонавтами С.Е. Савицкой и В.А. Джанибековым в открытом космосе комплекс технологических операций по электронно-лучевой сварке, резке, пайке и напылению с помощью универсального инструмента, созданного в Институте электросварки им. Е.О. Патона АН УССР. В 1989 году на ОКС «Мир» был осуществлен эксперимент, подготовленный учеными этого института совместно с коллегами из научных учреждений АН Грузинской ССР, по раскрытию кольцевых крупногабаритных рамочных конструкций с использованием металлов, которым свойственна память формы.

Наиболее сложным из запланированных космических проектов был проект «Венера – комета Галлея», в котором наряду с СССР приняли участие и другие страны. В соответствии с этим проектом два космических аппарата – «Вега-1» и «Вега-2» – один за другим пролетели вблизи Венеры, оставив в ее атмосфере аэростатные зонды, а на поверхности – спускаемые модули. Преодолев расстояние длиной около 1 млрд км, аппараты встретились с кометой Галлея. По техническому заданию эта встреча должна была произойти на расстоянии 150 млн км от Земли и около 10 тыс. км от ядра кометы при относительной скорости встречи около 80 км/с. Для выполнения задания потребовалось объединить усилия многих обсерваторий мира по определению координат кометы Галлея и вычислению ее эфемериды. В СССР в этой работе приняли участие более 30 наблюдательных станций под руководством ГАО АН УССР в рамках программы СОПРОГ. Задание было выполнено: «Вега-1» и «Вега-2» пролетели вблизи ядра кометы на расстоянии соответственно 9 и 8 тыс. км.

Консолидация ученых

Как видно, кооперация научного труда между учеными академий наук республик в составе Советского Союза достигла исключительно высокого уровня.

Однако после известных событий 1991 года творческие и деловые связи научных коллективов, оказавшихся в одночасье по разные стороны государственных границ, были нарушены, ученые лишились доступа к общей системе информации, банкам научных данных, уникальным научным комплексам, которые создавались совместными усилиями.

К этому времени академии наук многих республик, входящих в состав СССР, уже подписали между собой двусторонние договоры о сотрудничестве. С учетом изложенных обстоятельств академии наук пришли к выводу о необходимости образования ассоциации. Началась кропотливая продолжительная работа по поиску взаимоприемлемых решений для претворения в жизнь этой, без сомнения, очень нужной для научного сообщества стран СНГ идеи.

Так, уже в октябре 1991 года в соответствии с решением Совета президентов академий наук была создана рабочая группа по подготовке этого вопроса (Б.Е. Патон – председатель, Н.П. Лаверов, В.П. Платонов, Э.Ю. Салаев, М.С. Салахитдинов, У.М. Султангазин).

Малая электронная счетная машина (МЭСМ) принята в эксплуатацию. Академия наук УССР. Киев, 1951. Фото с сайта www.icfcst.kiev.ua

На заседании Совета президентов академий наук 18 декабря 1991 года был представлен первый вариант положения об ассоциации, который затем рассматривался в академиях наук. При этом были высказаны пожелания о том, чтобы новая ассоциация не стала бюрократической структурой – управленческой надстройкой над академиями наук государств. Вместе с тем подчеркивалась необходимость обеспечить участие ученых академий (не только стран СНГ) в деятельности ассоциации.

На следующем заседании Совета президентов академий наук в марте 1992 года был одобрен проект положения о Международной ассоциации академий наук (МААН) и достигнута договоренность о возможном (в случае одобрения в академиях) подписании соглашения о ее создании еще в 1992 году. Данный проект поддержало большинство академий наук республик, входивших в состав бывшего СССР, которые рассмотрели его на заседаниях президиумов академий наук. Не поступила информация от академий наук Латвии, Литвы и Эстонии.

В прошедших в сентябре–октябре 1992 года консультациях с руководством этих академий наук стран Прибалтики с их стороны отмечалась заинтересованность в сохранении имевшихся научных связей. По их просьбе был выслан дополнительно проект положения о МААН, после чего поступили сообщения о том, что, к сожалению, эти академии наук не смогут выступить учредителями ассоциации. Вместе с тем отмечалось, что руководство академий не будет препятствовать участию в работе ассоциации членов своих академий и готово к сотрудничеству с ней.

В январе 1993 года Президиумом Российской академии наук (РАН) была предложена комиссия в составе академиков В.Н. Кудрявцева, А.Ф. Андреева, Г.И. Марчука, И.М. Макарова, Б.Е. Патона и члена-корреспондента РАН В.И. Медведева для доработки проекта положения о МААН с учетом замечаний, высказанных на заседаниях Президиума РАН. С учетом пожеланий всех заинтересованных академий наук в АН Украины был доработан проект положения о МААН. Этот проект получил поддержку всех академий наук. Тем самым был дан зеленый свет для подписания учредительных документов.

23 сентября 1993 года в Киеве в Институте теоретической физики АН Украины состоялось учредительное собрание МААН. Для участия в его работе прибыли делегации академий наук Азербайджана, Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, России, Таджикистана, Узбекистана и Украины. По разным причинам не смогли приехать делегации академий наук Грузии и Туркменистана, однако их президенты сообщили, что дают согласие войти в состав ассоциации.

Из дальнего зарубежья прибыло пять делегаций. Три из них после приезда в Киев изъявили желание также подписать документы и войти в ассоциацию. В частности, это делегации Академии наук Социалистической Республики Вьетнам (СРВ), Словацкой академии наук и Академии наук Чешской Республики. При этом Академия наук СРВ вошла в состав МААН на правах полноправного члена, а академии наук Словакии и Чехии – в качестве наблюдателей. Был также одобрен меморандум Совета МААН. Таким образом, ассоциация была создана.

МААН – это международная неправительственная организация, созданная с целью объединения усилий академий наук в решении на многосторонней основе важнейших научных проблем, в сохранении исторически сложившихся и развитии новых творческих связей между учеными.