Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО
Вы здесь: Главная // Аналитика

Академик РАН Александр Татаркин: скорректированный прогноз развития Свердловской области выглядит слишком оптимистичным

Добавлено: 2015-09-09, просмотров: 682


Екатеринбург. Недавно был опубликован подправленный прогноз социально-экономического развития Среднего Урала до 2030 года. И уже в конце текущего месяца этот документ рассмотрят на заседании регионального правительства. Если учитывать, что на этой основе будет приниматься областная стратегия, которая коснется жизни каждого свердловчанина, документ стоит изучить с особой тщательностью.

В частности, стоит обратить внимание на то, как он создавался. Предыдущие редакции прогноза критиковали за то, что к работе над ними не приглашали ученых. На сей раз критику вроде бы учли. Говорится, что в работе над прогнозом участвовала заместитель директора Института экономики УрО РАН по науке Юлия Лаврикова, являющаяся членом Общественного совета при областном министерстве экономики. Но ни она, ни другие «привлеченные» ученые никак не комментируют свое участие в проекте. Хотя, казалось, должно быть ровным счетом наоборот: причастность к столь масштабной разработке не может не импонировать амбициям ученых, повышает их вес.

Может быть, их смущает то, что позвали их исключительно для красоты и солидности. На официальном уровне утверждается, что новая редакция прогноза базируется на положениях программных статей свердловского губернатора: «Сохраним опорный край державы» и «Мобилизация на успех». Обратите внимание: речь идет о прогнозе, то есть некоей попытке загодя понять, как будут развиваться события. Неужто у нас губернатор компетентней ученых? Или он ясновидец? Может, при составлении прогнозов погоды тоже начнем опираться на его статьи?

Директор Института экономики УрО РАН, академик Александр Татаркин напоминает, что создание в регионах собственных «стратегий-2030» — это попытка центра довести федеральную Стратегию-2030 до уровня субъектов РФ.

— Руководство страны поняло, что макростратегия ничего не даст — без привлечения субъектов это будет просто бумага, — объясняет авторитетный ученый. — Если не задействовать возможности регионов, ничего не получится. Поэтому и требуют, чтобы все отрабатывали на своем уровне Стратегию-2030.

Однако в федеральной стратегии выбран консервативный, достаточно скептичный сценарий развития. Тогда как региональный вариант Свердловской области по-прежнему блистает оптимизмом.

На уровне РФ прогнозируется, что мировые сырьевые рынки не возвратят себе роли основной движущей силы экономического роста. Свердловская область вот уже почти триста лет замкнута как раз на мировые сырьевые рынки. Откуда брать ресурсы для развития в новых условиях, областной прогноз не проясняет. Тем не менее, областной министр экономики Дмитрий Ноженко заявляет, что «главный резерв роста закладывается в развитие высокотехнологичных отраслей» — но для их развития ресурсов понадобится весьма много.

По скорректированному прогнозу не очень заметно, чтобы была учтена критика, касающаяся сущностной стороны документа. Так, эксперт Александр Трахтенберг, являющийся членом многих общественных советов на уровне региона, заявил: «Одно из ключевых предназначений стратегии — дать бизнесу четкий, недвусмысленный сигнал — что архиважно, что будет поддерживаться и в каком объеме, и не только материально, но и иными ресурсами, в конечном счете, «что можно» и «что нежелательно», так и не было озвучено».

И хоть это замечание эксперта касалось одной из отраслей — пищевой, его можно отнести и ко многим другим разделам стратегии. Что и понятно, так как за то короткое время, прошедшее с момента привлечения ученых к корректировке стратегии, они просто физически не могли успеть ее переработать. Единственным исключением является областное министерство транспорта, которое с самого начала разработки стратегии развития своей отрасли взяло в качестве образца транспортную стратегию РФ до 2030 года. И привлекло к этой работе ФГУП «Научный центр по комплексным транспортным проблемам Минтранса РФ», который взялся провести для свердловчан научно-исследовательские изыскания. А затем использовать полученные результаты для выбора направления развития транспортного комплекса Среднего Урала на следующие 15 лет

Впрочем, объективности ради, нельзя не признать, что определенная работа над ошибками проделана. Так, если ранее ставилась цель привлечь уже к 2020 году объем инвестиций в основной капитал близко к триллиону — 965 млрд рублей, то теперь — 800 млрд. Да и этого показателя теперь планируется достичь на… десять лет позже — к 2030 году.

Наконец-то признано, что единственным локомотивом региональной экономики является Екатеринбург. Здравый экономический смысл поборол замешанные на политических амбициях иллюзии. Но цифры — вещь сильная: притом что в областном центре проживает лишь треть населения региона, оборот организаций города в прошлом году составил 44,2% от общеобластного уровня, а розничной торговли — и вовсе 70,82%. И констатируется, что и в дальнейшей перспективе эта ситуация коренным образом не изменится.

Правда, из документа никоим образом не явствует, что из этого будут сделаны некие оргвыводы. К примеру, что Екатеринбург перестанут «доить» и собранные на его территории налоги, наконец, пойдут на его собственное развитие. Или что будет возрождена бытовавшая при Росселе или Мишарине практика, когда областные власти приводили в город стратегических инвесторов.

А ведь уже несколько лет как заклинание звучит тезис о переходе экономики Свердловской области на инновационные рельсы. И как следствие этого, среди четырех сценариев развития региона на следующие полтора десятилетия присутствует и самый желанный, а именно: инновационно-форсированный. Хоть какие-то шансы реализоваться он имеет только в Екатеринбурге. Альтернативные варианты — особая экономическая зона (ОЭЗ) «Титановая долина» и индустриальные парки — не выглядят убедительно.

Так, из индустриальных парков, хоть и с большими проблемами, но какое-то развитие получил лишь тот, который размещается в Краснотурьинске. Да и то потому, что он финансируется из федерального центра, и не так давно пришел первый транш. Зато если раньше наша ОЭЗ должна была превратиться в центр аэрокосмической промышленности и машиностроения, то теперь это не так. Как следует из скорректированного прогноза, «якорным резидентом планирует стать компания с проектом по строительству крупнейшего тепличного комплекса для круглогодичного выращивания овощей на площади в 200 га и объемом инвестиций около 20 млрд рублей».

КСТАТИ:

До конца этого года городские власти рассчитывают актуализировать Генеральный план развития Екатеринбурга, рассчитанный до 2025 года.

В главном градостроительном документе будут уточнены границы функциональных и территориальных зон, скорректированы параметры застройки и технико-экономические показатели.

Екатеринбург одним из первых российских городов начал на практике применять долгосрочное стратегическое планирование. Генеральный план, утвержденный Екатеринбургской гордумой в 2004-м, теперь считается одним из главных механизмов реализации стратегии мегаполиса. Этот основной градостроительный документ нынче и определяет перспективы формирования городской среды, зонирования, развития инженерной, транспортной и социальной инфраструктур. Правда, с 2004 года в городе произошло много существенных и качественных изменений. Екатеринбург трансформировался в современный многофункциональный мегаполис, численность населения которого приближается к полутора миллионам человек.

— Срок жизни генпланов — 20—30 лет, и для того, чтобы не стоять на месте, мы и актуализируем нынешний генплан, — рассказал заместитель главы администрации Екатеринбурга по вопросам капитального строительства и землепользования Сергей Мямин. — За последние годы в городе много что изменилось. Где-то совсем промзона зачахла либо преобразовалась в жилую зону, где-то изменилась структура территорий. Пример тому — район Солнечный, у которого было совсем другое функциональное назначение земель, теперь вовлеченных в застройку. Все это и подвигло к актуализации генплана.

По наработанной градостроительной документации у нас колоссальный задел. Сейчас в Екатеринбурге жилого фонда порядка 35 млн квадратных метров, а в заделах еще столько же — целый второй город. И все надо продумать по бюджетным последствиям, по инвестиционным возможностям, по комфортности. Строить новый мегаполис, оторванный от общественного транспорта, вряд ли стоит. Надо правильно вложить усилия государства — в лице субъекта, муниципалитета, инвесторов, чтобы принести максимальную пользу для горожан, — подчеркнул С.Мямин.

И все-таки, почему возникла необходимость что-либо менять в генплане? Ошиблись в расчетах, просчитались? Действительно, «просчитались», но в лучшую сторону. Так, по прогнозам 2004 года Института экономики УрО РАН, к 2025 году население Екатеринбурга должно составлять 1 млн 400 тыс. человек. Правда, уже сегодня этот показатель превышен на 61 тыс. жителей. Плюс к тому — дневная «маятниковая» миграция добирается уже до 200 тыс. человек. Город с его инфраструктурой должен соответствовать таким показателям.

По строительству жилья Екатеринбург также существенно обгоняет средний показатель, который изначально закладывался в генплане, — 700 тыс. кв. м. Уже который год в уральской столице вводится около 1 млн квадратных метров. Еще один показатель, по которому Екатеринбург обгоняет все российские города-миллионники, — уровень автомобилизации.

Актуальный на сегодня вопрос — строительство третьей очереди Екатеринбургской кольцевой автодороги (ЕКАД). Этот объект находится в зоне ответственности и полномочий региона, и средства на его развитие должен выделять соответствующий бюджет. Тем не менее, учесть и увязать в своем генплане этот объект придется и муниципалитету.

Другая тема для актуализации генплана — прокладка по территории уральской столицы высокоскоростной железнодорожной магистрали Москва — Казань — Екатеринбург (ВСМ-2). В 2014 году этот федеральный проект, который разрабатывает РЖД, прошел публичные слушания и получил одобрение горожан. Коснутся изменения в генплане и территории аэропорта Кольцово, поскольку с увеличением числа пассажиров необходимо строительство третьей взлетно-посадочной полосы.

До того, как осовремененный генплан уральской столицы утвердят депутаты Гордумы, его успеют обсудить представители профессионального сообщества и общественность города. И, конечно же, необходимо дальнейшее осмысление стратегии развития городской среды, поскольку не за горами разработка Генерального плана развития Екатеринбурга до 2035 года. Перспектива вроде как далекая, но в то же время и близкая.

Источник: газета «Уральский рабочий»