Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО
Вы здесь: Главная // Аналитика

Повернуть умы вспять

Добавлено: 2009-12-11, просмотров: 1405


Москва. После распада Советского Союза началась утечка умов — за рубеж уехали десятки тысяч учёных. Стоит ли их звать назад?

 

 

 

Этот вопрос обсуждали на Всероссийской конференции «Проведение научных исследований под руководством приглашенных исследователей в 2009 году». Своим опытом по организации сотрудничества с «соотечественниками» поделились Роснаука, «Роснано», а также университеты и институты РАН.

 

Геннадий Шепелев: «Больше всего приглашённых зарубежных исследователей — из США — четверть от общего числа»

 

Алексей Хохлов: «В порядке приоритетов сейчас — не возвращать уехавших, а стимулировать развитие научных кадров в России»

 

Нина Семёнова: «Именно сейчас важно наладить отношения с российской научной диаспорой — через 5-10 лет её интеллектуальный потенциал начнёт снижаться» Конференцию открыл Геннадий Шепелев, заместитель руководителя Федерального агентства по науке и инновациям, которое недавно провело масштабный конкурс на проведение научно-исследовательских работ совместно с учёными, уехавшими за рубеж. По итогам конкурса Роснаука заключила 110 государственных контрактов с 84-мя организациями. Среди научных направлений контрактов вне конкуренции оказались физика и астрономия — на их долю приходится почти четверть проектов. Г-н Шепелев отметил, что цель конкурса — развитие взаимодействия с российскими учеными, работающими за рубежом, закрепление их в российской науке и образовании, использование их опыта, навыков и знаний для развития отечественной науки, образования и высоких технологий.

 

Вопрос возвращения соотечественников из-за рубежа в последнее время так часто обсуждается, что формулировка цели конкурса сама по себе могла стать поводом для дискуссии на конференции. Проректор МГУ академик РАН Алексей Хохлов в своем выступлении обозначил три направления противодействия утечке умов. По его мнению, наиболее важно сейчас — не возвращать уехавших, а стимулировать развитие научных кадров в России. И в особенности речь идёт о молодых лидерах — учёных, которые выделяются на фоне остальных, достигших к 35 годам серьезных научных успехов, способных генерировать научные идеи, организовывать работу других сотрудников. Академик Хохлов считает, что только такие люди способны обеспечить создание новых знаний; их необходимо выявлять и передавать им под начало научные подразделения со стартовым финансированием.

 

Взаимодействие с соотечественниками — второе по приоритету направление. Как заместитель руководителя Совета РАН по работе с учёными-соотечественниками, созданного в 2008 году Алексей Хохлов видит несколько возможностей по сотрудничеству с соотечественниками. К ним относится экспертиза научных проектов, консультирование по научным и научно-организационным вопросам, участие в совместных научных исследованиях и прочтении интенсивных курсов лекций в России.

 

О третьем направлении - возвращении соотечественников из-за рубежа, проректор МГУ высказался в том ключе, что его целесообразно проводить по механизму, который существует в Германии. То есть выделять им исследовательские премии размеров 50-100 млн рублей, пустые площади в институтах, а также предусмотреть возможность привлечения молодых исследователей. При этом целесообразно привлекать специалистов, связанных с современными технологиями (их особенно не хватает в России), а не фундаментальными исследованиями.

 

Об утечке умов и противодействию ей говорила Нина Семёнова, зав. отделом Российского института экономики, политики и права в научно-технической сфере (РИЭПП). По её словам, в среднем на подготовку специалиста в России тратится 300 тысяч долларов, но это только прямые потери, если он уезжает за рубеж: недополученная выгода от утечки умов составляет 50-60 млрд. долларов в год.

 

«Именно сейчас важно наладить отношения с российской научной диаспорой — через 5-10 лет её интеллектуальный потенциал начнёт снижаться», считает Семёнова. При этом слово «диаспора» условно, потому что «сами учёные себя диаспорой не признают, то есть они не поддерживают связей друг с другом, и у них нет объединяющего начала». Чтобы оценить возможность наладить с ними сотрудничество, РИЭПП провел анкетирование 1200 в разное время уехавших учёных и получил отклик от 345 человек. По словам Семёновой, это хороший результат, поскольку анкета заранее содержала вопросы, на которые стали бы отвечать только люди, действительно готовые к кооперации. Один из ключевых моментов анкеты — большинство опрошенных указали, что испытывают трудности при общении с российским государством. (На сайте STRF.ru можно ознакомиться с результатами анкетирования российской научной диаспоры, проведённого группой «СтратЭГ», по вопросам эффективности существующих программ по взаимодействию с соотечественниками).

 

По вопросу диаспор с Ниной Семёновой не согласен директор по гуманитарным проектам Роснано Леонид Гозман. «Мы знаем по крайней мере две диаспоры — в Европе и в Силиконовой долине в США. Причем последняя уступает по своему влиянию только индийской», утверждает Гозман.

 

Несмотря на то, что эти люди уехали, они заинтересованы в том, чтобы сотрудничать с Россией. По мнению Гозмана, причин для этого много, в том числе профессиональные. Есть и неожиданные — желание добиться признания в России, дискомфорт от осознания невостребованности на Родине, а кроме того, надежды на возможность неформального общения — на российское государство они обижены . «Это закономерно, — считает Гозман. — В России статус профессора Гарварда как работника ниже статуса гастарбайтера». Отчасти это так — приезжим из СНГ требуется меньше волокиты, чтобы работать в России. Но с другой стороны, подобная оценка в отношении соотечественников может быть вызвана недостаточным пониманием ситуации. Тимофей Пружинин, эксперт в области трудового законодательства, утверждает: подавляющее большинство учёных, уехавших за рубеж — всё ещё граждане России, даже если они считают, что это не так. По его словам, лишение гражданства — не автоматическая процедура, она не обходится без письменного заявления, да и то, его могут не удовлетворить.

 

Леонид Гозман: «В России статус профессора Гарварда как работника ниже статуса гастарбайтера». Бюрократические проблемы в России, с которыми сталкиваются соотечественники, возможно не столь велики — бумажной работы по грантам и контрактам хватает и в Европе и в Америке. Но, по словам Гозмана, это и не важно. Важно то, что об этих проблемах уже сложилось соответствующее впечатление и воспринимаются они как непреодолимые. «Наша цель — чтобы с нами работали, чтобы за наши проекты дрались, и мы должны создать необходимые для этого условия», — подчеркнул он.

 

Проблема возвращения соотечественников для России актуальна, но не уникальна. Сходным вопросом озабочена и Европа. По данным Ричарда Бургера, советника по науке и технологиям Представительства Европейской комиссии в России, только в США работает около 100 000 учёных — выходцев из Евросоюза. В Японии - ещё несколько тысяч. Поэтому интерес к европейской научной диаспоре — как потенциальному ресурсу для развития науки в Европе — в ЕС очень велик. Как на уровне национальном, так и на уровне ЕС разрабатываются программы взаимодействия с уехавшими за океан учёными. В частности, это специальные электронные порталы, такие как Euraxess, куда сбрасываются все данные по возможному трудоустройству на территории Европы. Здесь преследуется двойная цель и даже тройная цель — помочь европейскому учёному найти работу без отъезда за океан, предоставить информацию о возможностях занятости в Европе уже уехавшим, а также как инструмент для укрепления их связей между собой и с родиной.

 

В Институте проблем механики РАН, совместно с Михаилом Рудерманом из университета г. Шеффилд (Англия) выполняется проект по исследованию границы гелиосферы — области околосолнечного пространства, в которой распространяются заряженные частицы, истекающие с Солнца. По словам Елены Проворниковой из МГУ им М.В. Ломоносова этот проект послужит развитию новых технологий в России, исследованию эволюции Солнца и влияния космического окружения на климат Земли.

 

Нина Семёнова: «В среднем на подготовку специалиста в России тратится 300 тысяч долларов, но это только прямые потери, если он уезжает за рубеж: недополученная выгода от утечки умов составляет 50-60 млрд. долларов в год». Федор Шутов из американской компании «F&D Innovative Composites» представил совместный проект с Иркутским государственным техническим университетом. В США интенсивно развивается технология изготовления конструкционной искусственной древесины из отходов полиуретана. Исследователи попытаются адаптировать американский опыт к российским реалиям, в особенности тому факту, что в России основной материал отходов — это полиэтилен.

 

Эхсон Холмухамедов из Медицинского университета южной Каролины рассказал о совместной работе с Институтом теоретической и экспериментальной биофизики РАН по исследованию механизма токсического действия алкоголя на печень. Исследователи намереваются проверить гипотезу о том, что алкоголь снижает проницаемость мембран митохондрий клеток печени и подавляет в них синтез мочевины.

 

Уральский государственный педагогический университет ведет один из немногих гуманитарных проектов по мероприятию 1.5. Его тема — тенденции в современной русской литературе. Нина Барковская рассказала о том, что сейчас, по мнению учёных, происходит в литературе, в том числе массовых жанров. По её словам, общая тенденция — это концентрация писателей на проблемах личности и то, что современную русскую литературу стоит классифицировать уже не по жанрам, а по поколениям авторов — настолько сильны различия между последними.

Источник: STRF, Иван Σ Охапкин