Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО
Вы здесь: Главная // Аналитика

Наукоотъёмкая таможня

Добавлено: 2010-02-08, просмотров: 1610


Москва. Борьбу с таможенными преградами при пересылке из-за границы техники, реактивов и лабораторных животных российские исследователи ведут уже много лет. Как облегчить бюрократическую волокиту при международных перевозках товаров для фундаментально-научных работ?

Наука невозможна без международной кооперации, в особенности — её развивающиеся области, одно из которых — живые системы. Российские учёные, работающие в этой области в России, часто заказывают из-за границы лабораторных животных, аппаратуру, химические вещества или биопрепараты, но испытывают затруднения с проведением товаров через таможню. Учёные называют ситуацию «железным занавесом». В вопросах закупки за рубежом товаров фундаментально-научного применения они обозначают несколько ключевых проблем, в частности: высокие таможенные пошлины, бюрократическую волокиту и недоработки в гармонизированной системе описания и кодирования ввозимых товаров.

Чтобы предложенные экспертами пути облегчения международной кооперации работали, необходимо внести изменения в её регулирование

Заплатив вдвое больше, получить вдвое меньше

Биологи знают: закупая за рубежом лабораторную технику или реактивы для исследований, оплатить их придётся по «двойному тарифу». Слагается он из стоимости заказанных товаров и таможенных пошлин.

«Когда мы заказываем прибор у иностранцев, платим минимум два раза, — говорит Николай Бовин, заведующий лабораторией химии углеводов Института биоорганической химии им. академиков М. М. Шемякина и Ю. А. Овчинникова РАН. — Хотя в США, например, администрация штата компенсирует институту половину стоимости такого прибора». Получается, из-за существующей таможенной практики российские учёные оказываются в четырежды худшем положении по сравнению с американскими коллегами.

На данный момент некоторые научные приборы могут быть освобождены от таможенных пошлин по «Флорентийскому Соглашению о ввозе материалов образовательного, научного и культурного характера» от 17 июня 1950 года, к которому Российская Федерация присоединилась 7 октября 1994 года. Однако Соглашение не всесильно. Оно распространяется только на оборудование, аналогов которого не производится в России.

«Для освобождения от ввозных таможенных пошлин необходимо заключение Роснауки, либо других уполномоченных Правительством РФ органов исполнительной власти о том, что оборудование действительно имеет исключительную научную ценность и не будет использовано в коммерческих целях, — поясняет Виктор Пилипенко, заместитель начальника управления инновационного развития и инфраструктуры Роснауки. — Оно также должно соответствовать таким критериям как уникальность и отсутствие аналогов в РФ». По словам г-на Пилипенко, приборов такого рода в Россию поставляется очень мало. «Поэтому данный подход, — продолжает он, — не может считаться системой при принятии решения об освобождении от таможенных пошлин. Это — скорее исключение из существующей практики».

Большие сложности у учёных возникают при ввозе в РФ химических веществ. Член-корреспондент РАН Александр Габибов, заведующий лабораторией биокатализа ИБХ РАН, главный редактор журнала «Acta Naturae», говорит: «В нашу страну законным способом нельзя ввезти ни одно соединение, имеющее некоторую токсичность. Все страны борются с терроризмом, и Россия борется запретительным способом, эффективным лишь для чиновников». По мнению академика, «страна, которая хочет развивать биофарму, не может находиться в том состоянии, когда любая посылка международных перевозчиков типа Fedex и DHL не может быть легально доставлена в Россию».

Как правило, по словам Татьяны Николенко, старшего инвестиционного менеджера компании «Роснано», «наибольшие проволочки на таможне связаны с получением так называемых „отказных писем“ от пяти ведомств: Минздравсоцразвития, Минсельхоза, Госнаркоконтроля, Ростехнадзора и Федеральной службы по техническому и экспортному контролю». Письма должны указывать, что ввозимая продукция не относится к классу лекарственных или ветеринарных препаратов, наркотических и сильнодействующих веществ, опасных отходов и товаров двойного применения, а также не подлежит сертификации и лицензированию. Процесс получения такого рода разрешительной документации может затягиваться до двух-трёх месяцев, и это существенно затормаживает работу российских учёных.

Одним из методов решения проблемы может стать сотрудничество научных групп с фирмами-посредниками по доставке реактивов и централизованное оформление необходимых разрешений. В 2009 году на российском рынке реактивов появился новый дистрибьютор — ООО «Русхимбио». Компания появилась как инфраструктурный проект «Роснано» имеющий целью построение системы снабжения реактивами и расходными материалами российских учёных и производственников. «Русхимбио» обещает осуществить поставку даже неходовых позиций всего за две недели. «Наша цель — создание цивилизованного бизнеса, включающего доставку, растаможивание и хранение реактивов, — говорит Татьяна Николенко. — Заранее, на год вперед мы получаем письма от необходимой пятёрки ведомств. Готовится пакет документов для растаможивания продукции, а это, в свою очередь, означает, что любой заказ выполняется без волокиты. „Русхимбио“ может позволить себе осуществить получение разрешительной документации от уполномоченных ведомств на всю продукцию своих поставщиков, и в Россию может быть доставлен очень широкий спектр наименований товаров».

Одним из методов решения проблемы может стать сотрудничество научных групп с фирмами-посредниками по доставке реактивов и централизованное оформление необходимых разрешений

Следующая сложность, которая возникает при транспортировке реактивов в Россию, — затрудненное таможенное декларирование. Игорь Попков, генеральный директор ООО «Русхимбио», считает, что решение состоит в кардинальной смене подхода к кодированию товаров по Товарной номенклатуре ВЭД СНГ. «Декларирование химических реактивов требует присвоения отдельного кода каждому из индивидуальных веществ, — говорит г-н Попков. — Это означает декларирование от десятков до тысяч товаров в одной небольшой поставке реактивов, хотя реактивы можно собирать в коды по основным химическим группам. Такая практика существует, например, в Европе и США: при декларировании товарам для научных или исследовательских целей присваивается всего один код (3822 00 000 0), что заметно ускоряет работу таможенных служб. Я считаю, что одной из срочных мер для упрощения таможенного оформления химических реактивов должно стать освобождение импортеров от необходимости декларировать все товарные позиции, если реактивы идут по прямым контрактам от производителей».

Следующее направление решения проблем ввоза реагентов — уменьшение интенсивности их экспертизы. По словам Попкова, «требуемая таможенными органами РФ экспертиза ввозимых товаров часто бывает затруднительной и затратной, особенно при ввозе очень малых количеств дорогостоящих реактивов», и зачастую складывается неприятная ситуация, когда всё привезенное должно быть отправлено на экспертизу.

Следующее направление решения проблем ввоза реагентов – уменьшение интенсивности их экспертизы

Ради науки — под суд?

Одна из основных прикладных областей наук о живом — создание инновационных лекарственных препаратов. Известно, что мало создать эффективную субстанцию, — нужно довести её до рынка. Как правило, перспективными для производства считаются вещества, которые прошли как минимум доклинические испытания. Передовые страны давно тестируют свои разработки на нокаутных животных — у которых искусственным путём выключен тот или иной ген. В России такая практика пока редкость. Несмотря на то, что генно-модифицированные животные в нашей стране есть (например, в питомнике города Пущино), исследователям бывают необходимы экземпляры с определёнными «выключенными» генами, — таких животных они заказывают за рубежом, встречаясь с чередой препятствий.

Первая — законодательного плана. Прежде чем ввезти в страну лабораторных животных, учёным необходимо получить на это разрешения ветеринарного комитета и Минздрава, заверенные высокопоставленными и труднодосягаемыми лицами. Как говорят исследователи, процесс оформления соответствующей документации может затянуться до четырёх месяцев.

Дальше идут проблемы, связанные с собственно доставкой заказа. Оформив все бумаги, учёный может обратиться в транспортную компанию, занимающуюся международными перевозками животных и реактивов, — например, World Courier, но их услуги стоят дорого: транспортировка, скажем, четырёх пар нокаутных мышей может стоить от тысячи долларов США. Учёному не сэкономить и при самостоятельной перевозке животных. Пошлины высоки, а непродуманность кодов Товарной номенклатуры усложняет процесс. В Стратегии развития науки и инноваций в РФ на период до 2015 года министерство образования и науки предполагает детализировать таможенную классификацию, но в вопросах пересылки животных на данный момент российские учёные помогают себе сами. «Как правило, требуется заплатить существенную пошлину», — рассказывает об опыте растаможивания лабораторных мышей один из участников форума на портале для биологов MolBiol.ru. «При этом, - уточняет автор сообщения, — не стоит признаваться, что животные - для научной лаборатории. Лучше указать какой-то юннатский кружок: дешевле обойдётся». Встречное предложение «довезти мышей в ручной клади самолёта и тайком провести через таможню» другие участники обсуждения отвергли. С одной стороны, потому что «не всякий питомник выдаст животных на руки; это возможно лишь посредством лицензированного перевозчика». А с другой стороны, учёный, выбирая такой путь, нарушает закон. Разумеется, цель иногда оправдывает средства, но подпасть под уголовную ответственность представителям отечественной науки не к лицу.

Прежде чем ввезти в страну лабораторных животных, учёным необходимо получить на это разрешения ветеринарного комитета и Минздрава, заверенные высокопоставленными и труднодосягаемыми лицами.

На данный момент из-за непродуманного набора таможенных кодов легально провезти в нашу страну очень сложно как животных, так и биоматериал, — клеточные линии, ДНК (например, плазмиды) и бактерии. «В номенклатуре отсутствуют многие позиции биоматериала, используемого в научной работе, — говорит Александр Соболев, заведующий лабораторией молекулярной генетики внутриклеточного транспорта Института биологии гена РАН. — Пример: в 2007 году экспресс-почтой TNT в нашу лабораторию была выслана из римского университета La Sapienza плазмида со всеми сопроводительными документами. Таможенники не смогли найти соответствующий код и предложили отправить посылку назад. Переубедить их не удалось, и плазмида вернулась в Рим».

Помимо этого, по словам Соболева, «таможенные пошлины не различают вещества, присланные для проведения научных исследований или на продажу». Из-за этого учёным приходится подготавливать массу документов, подтверждающих их «благие намерения». Александр Габибов уместно замечает, что западной таможне удаётся корректно регулировать международные перевозки товаров для исследовательских целей, и России нужно пойти по их пути составления системы таможенного кодирования.

На данный момент из-за непродуманного набора таможенных кодов легально провезти в нашу страну очень сложно как животных, так и биоматериал, - клеточные линии, ДНК (и бактерии Сергей Цыб: «Мы готовы активно поддерживать принятие новых нормативных документов»

Раиф Василов: «За последние четыре года ситуация в сфере биотехнологий изменилась колоссально» От «занавеса» к «коридору»

Чтобы предложенные экспертами пути облегчения международной кооперации работали, необходимо внести изменения в её регулирование. «Решить проблему можно постановлением либо правительства, либо таможенного комитета, — считает Сергей Колесников, заместитель председателя комитета Государственной думы РФ по охране здоровья, на круглом столе „Стратегия развития фармацевтической отрасли до 2020 года как отработка модели перехода российской экономики на инновационный сценарий развития“, проходившем летом 2008 года. — Это реально организовать, если будет чётко сформулирована терминология обращения».

Г-на Колесникова поддерживает Сергей Цыб, руководитель департамента химико-технологического комплекса и биоинженерных технологий Министерства промышленности и энергетики РФ. На круглом столе он заявил: «Если речь идёт о каких-то поправках, или конкретно о постановлениях или распоряжениях в части таможенно-тарифного урегулирования, мы сейчас активно работаем и с таможенной службой, и со службой по тарифам. Как федеральный орган исполнительной власти мы готовы активно поддержать принятие новых нормативных документов».

Вопросы регулирования законодательства в области живых систем обсуждались в рамках круглого стола «Биофарма: создание условий для эффективного роста», организованного издательским домом «Парк-медиа» в ноябре 2009 года. Его участники — крупные учёные и бизнесмены, работающие в области биофармы, сообща пришли к решению: чтобы открыть таможенный коридор в Россию, стоит написать письмо первым лицам государства, — в Комиссию при Президенте по модернизации и технологическому развитию экономики, а формулировать запрос аргументированно с правовой точки зрения помогут профессиональные юридические бюро.

Проблемы специалистов не остаются без внимания, и 15 октября 2009 года в Государственной Думе прошли первые за последние 10 лет парламентские слушания на тему «О совершенствовании законодательного обеспечения биотехнологической отрасли промышленности». Рекомендации по итогам мероприятия были адресованы высшим управляющим органам страны. В частности, Правительству рекомендовано «освободить от таможенных пошлин технологическое оборудование для биотехнологической и фармацевтической промышленности, не производимое на территории Российской Федерации, а также запасные части и комплектующие».

Ранее Госдума обсуждала проблемы законодательства в отрасли биотехнологии на Круглом столе в 2005 году. Это сыграло важную роль в решении проблем сектора. Так, президент Общества биотехнологов России Раиф Василов отмечает: «За последние 4 года ситуация в сфере биотехнологий изменилась колоссально. И мы уверены, что рекомендации парламентских слушаний 2009 года будут выполнены ещё в большей степени, чем тогда. Если в 2005 году по итогам мероприятия рекомендации в адрес Правительства были выполнены на одну треть, а в адрес Госдумы — на четверть, то в этот раз мы ожидаем, что почти все рекомендации будут реализованы».

В настоящий момент Союз предприятий биотехнологической отрасли совместно с Обществом биотехнологов России разрабатывает проект Стратегии развития биотехнологической отрасли РФ на 2010—2020 гг. Документ будет представлен в Правительство до 25 января 2010 года. В нём также будут содержаться рекомендации по совершенствованию таможенного законодательства в целях стимулирования инновационной деятельности, и, хочется верить, что «железный занавес» сменился для российских учёных открытым таможенным коридором.


Источник: Наука и технологии, Евгения Σ Дорогова, Анна Сычёва