Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО
Вы здесь: Главная // Аналитика

Год 1941-й – год славы и доблести. Неизвестная история советских военных успехов

Добавлено: 2010-05-08, просмотров: 1240


 

Москва. Наступающая годовщина Победы в Великой Отечественной войне вызвала к жизни немало публикаций того или иного сорта – от очередных разоблачений до серьезных исследований. К ним, как и, например, ко вновь всколыхнувшим наше общественное мнение спорам о роли Сталина в нашей истории можно относиться по-разному. Но сам факт, что события 65-летней давности по-прежнему воспринимаются достаточно остро, говорит о значении для нашего общества той войны и той Победы.

 

И в эти дни, как кажется, важно вспомнить об одном обстоятельстве, без которого, однако не было бы и Великой Победы мая 1945-го.

 

А именно, что 1941 год был не только годом трагического разгрома и великого отступления Красной Армии. Вопреки тому, что все 90-е годы писали «историки»-разоблачители, не наблюдалось ни сокрушительного бегства советских войск, ни уж тем более миллионов красноармейцев, бросавших оружие при одном виде немецкого солдата и чуть ли не с развернутыми знаменами и под барабанный бой бодро маршировавших в плен. Это был еще и год неизвестных широкой публике, но от этого не менее славных побед РККА, завершившихся двумя катастрофическими поражениями вермахта: в ноябре–декабре 1941-го – группы армий «Центр» под Москвой и группы армий «Юг» под Ростовым, предопределившими крах блицкрига и тем самым весь исход войны.

 

 

Но и им предшествовали другие примеры мужества солдат и таланта полководцев. Однако очень символично, что открывает его очерк Арвидаса Жардинскаса, автора из Литвы (где в последние десятилетия отношение к памяти о войне довольно сложное, чего греха таить), рассказывающий о событии, долгое время считавшемся легендой. Очерк посвящен героизму одиночек – так и оставшемуся неизвестным экипажу танка КВ, в июле 1941 года в Литве, близ города Рассеняй, в течение суток сдерживавшему наступление 4-й немецкой танковой группы генерал-полковника Гепнера.

 

КАК ВОРОШИЛОВ МАНШТЕЙНА ПОБИЛ

 

Пожалуй, наименее известная из описанных в книге битв – окружение немецкой группировки под Сольцами, заставившее прежде непобедимого Манштейна отступить на 40 километров и тем самым сорвавшее план быстрого взятия Ленинграда. (Ей посвящен очерк Вячеслава Гончарова, редактора и составителя сборника.)

 

Столь незавидная судьба постигла эту операцию главным образом по той причине, что организовал и провел ее не кто иной, как «назначенный» одним из антигероев войны Климент Ефремович Ворошилов.

 

(На взгляд рецензента – фигура категорически недооцененная нашей историографией, ибо созданная именно под его руководством в 30-е годы Красная Армия оказалась единственной на европейском континенте, выдержавшей удар вермахта.)

 

В ходе контрнаступления наши войска отбросили противника к западу на 40 км, а 8-я танковая дивизия немцев оказалась отрезанной от основных сил – это было едва ли не первое соединение вермахта, попавшее в окружение.

 

Как сухо сообщает сам Манштейн о событиях в районе Сольцы: «Нельзя было сказать, чтобы положение корпуса в этот момент было весьма завидным... Последующие несколько дней были критическими, и противник всеми силами старался сохранить кольцо окружения... 3-й моторизованной дивизии удалось оторваться от противника, только отбив 17 атак».

 

 

Наши войска разгромили тылы 56-го корпуса, уничтожив и захватив при этом около 400 автомашин. Угроза прорыва противника к Новгороду и выхода в тыл Северо-Западному фронту была ликвидирована. Как гласят сухие строчки исторических трудов: «Успех контрудара обуславливала внезапность его нанесения, а также то, что он был весьма грамотно направлен против слабо обеспеченных флангов группировки противника».

 

 

 

ЕЛЬНЯ И ЕЛЕЦ — О НИХ СПОТКНУЛАСЬ «БАРБАРОССА»

 

Ельне в отличие от сражения под Сольцами повезло заметно больше, ибо освобождали ее войска под командованием Георгия Жукова. Это был первый из городов Советского Союза, освобожденных от гитлеровцев, но это был и первый город, освобожденный от них за два с лишним года мировой войны. Столицы великих держав бывало сдавали без боя, а Ельня в 1941-м году, в самое тяжелейшее время, была освобождена.

 

В недоброй памяти 90-е ревизионисты добрались и до этой победы, рассуждая на тему, что сражение за Ельнинский плацдарм смысла не имело, ибо, дескать, наступление на Москву немцы на тот момент и не планировали. (Хотя решающее наступление на столицу, согласно «Барбароссе», предполагалось именно в августе–сентябре.) Не тратя времени на их разоблачение, приведем лишь неполный список немецких частей, потерпевших поражение в ходе боев за Ельню, – 17-я мотодивизия, 10-я танковая дивизия, 15-я, 137-я, 178-я, 292-я, 268-я пехотные дивизии и, наконец, дивизия СС «Дас Райх»(!).

 

Меньше повезло декабрьской Елецкой наступательной операции, оказавшейся «в тени» битвы за Москву. Однако ликвидация Елецкой группы противника была крайне важной для обеспечения успеха сражения за столицу. В ходе короткой и блестяще проведенной генералом Костенко операции потери врага составили только убитыми не менее 16 тыс. человек. В ходе операции Юго-Западный фронт нанес серьезное поражение 2-й армии и привлек на себя часть 2-й танковой армии противника, оказав этим помощь Западному фронту, выполнявшему главную задачу в контрнаступлении под Москвой.

 

К 10 декабря соединения группы Костенко перерезали дорогу Ливны–Елец, лишив противника путей отхода на запад. Используя их успех, перешли в наступление 3-я армия и часть сил 40-й армии Юго-Западного фронта. За 10 дней наступления войска Юго-Западного фронта продвинулись на запад на 80–100 км, освободили 400 населенных пунктов, сыграв важную роль в успехе Московской битвы в целом.

 

КУРС – БЕРЛИН

 

В дни, когда гитлеровцы считали уже падение Москвы решенным и разрабатывали церемониал парада на Красной площади, летчики морской авиации Балтфлота нанесли удар по сердцу Третьего рейха – советские бомбы упали на Берлин. Об этом – очерк Мирослава Морозова.

 

Операция, разработанная лично наркомом ВМФ Кузнецовым и командующим ВВС флота генералом Жаворонковым, даже сейчас поражает дерзостью замысла. Самолеты взлетали с аэродрома «Кагул» на острове Саарема-Эзель – ближайшей к Берлину еще не захваченной советской территории, держащейся в тылу захвативших Прибалтику немцев (то есть фактически из немецкого окружения).

 

Первый вылет был произведен в ночь с 7 на 8 августа 1941 года силами полка торпедоносцев ДБ-3 под командованием одного из лучших советских летчиков того времени – Евгения Преображенского.

 

Характерная деталь – когда машины проходили Штеттин (ныне польский Щетцин), на его аэродроме наземные службы включили посадочные огни, даже не заподозрив, что это могут быть советские бомбардировщики – настолько была велика нацистская самоуверенность. В течение месяца, действуя буквально за пределами человеческих сил, с 7 августа до 4 сентября 1941 года было произведено девять рейдов на Берлин. Было сброшено 311 бомб общим весом 36 тонн. Для сравнения – британская авиация за весь 1941 год сбросила на Берлин только 35 тонн бомб. А ведь летчики еще как-то ухитрялись наносить с аэродрома «Кагул» удары и по другим целям, бомбя Мемель, Данциг, Кенигсберг и Штеттин. (Нынешние хозяева которого предпочли забыть – кому они обязаны столь ценной «недвижимостью».)

 

Опять-таки, ревизионисты 90-х, сквозь зубы признавая успехи балтийских летчиков, утверждали, что никакого существенного вреда эти рейды врагу не причиняли. Приведем лишь одно из писем на Восточный фронт, написанное в те дни берлинской домохозяйкой Анной Реннинг.

 

«Дорогой мой Эрнст! Война с Россией уже стоит нам многих сотен тысяч убитых. Мрачные мысли не оставляют меня. Последнее время ночью к нам прилетают бомбардировщики. Всем говорят, что бомбили англичане, но нам точно известно, что в эту ночь нас бомбили русские. Они мстят за Москву. Берлин от разрывов бомб сотрясается... И вообще скажу тебе: с тех пор как появились над нашими головами русские, ты не можешь представить, как нам стало скверно... Зачем вы, Эрнст, связались с русскими?»

 

УРОК ПОТОМКАМ

 

Cборник повествует и о других победах Красной Армии начала войны – таких, как десанты Дунайской военной флотилии на румынскую территорию или бои истребителей Черноморского флота за севастопольское небо. А ведь в книгу вошли далеко не все примеры доблести и умения воевать, проявленные Красной Армией в трагически-страшном 1941-м – их просто не вместить под обложку одного тома. «За кадром» остались и длившаяся почти втрое дольше всей французской компании Гитлера оборона Ханко, и сорокадневная оборона Таллина, и бои на Моонзундском архипелаге, и успешно отраженные удары врага на Мурманском направлении, где немцы практически не продвинулись западнее государственной границы СССР(!).

 

Но главное, книга побуждает вспомнить эти победы, без которых, как уже было сказано, не было бы и Победы мая 1945-го. И эти победы, совершенные, кажется, вопреки всему, внушают нам надежду на успех в той нелегкой ситуации, в какой оказалась наша страна.

 

Таков, если хотите, своеобразный урок, который мы, уже не внуки, а скорее правнуки, фронтовиков можем вынести из этой книги. Рекомендуем всем любителям отечественной истории сборник «1941. Забытые победы Красной Армии».

Источник: Независимая газета