Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО
Вы здесь: Главная // Аналитика

Гендиректор технопарка новосибирского Академгородка Д.Верховод: "Роль технопарка - дать инновационному бизнесу возможность стабильно развиваться"

Добавлено: 2010-08-12, просмотров: 1466







- Дмитрий Бенедиктович, можно ли в настоящее время сказать, что технопарк новосибирского Академгородка, или Академпарк, уже начал работать?

- Да, это так. Резидентов собственно технопарка у нас сейчас уже больше 60, и есть еще будущие резиденты бизнес-инкубатора.

Что касается оборудования для Центра технологического обеспечения (ЦТО), который позволит инновационным компаниям получить доступ к различным технологиям и создавать образцы, то первое оборудование завезли, в данный момент швейцарские специалисты ведут пуско-наладку обрабатывающих центров, а также особо сложного оборудования с ЧПУ.

У нас есть план-график, согласно которому к середине августа мы в целом перевезем и запустим работу четырех компаний в шести производственных помещениях ЦТО – это восемь технологий. Это первая очередь. Строительная готовность практически полная, и в ближайшее время компании начинают перевозить оборудование и начнут работу на новом месте.

- Когда ЦТО будет сформирован полностью? Насколько я помню, помимо действующих компаний там должны появиться новые, с технологиями, которые на сегодняшний день просто отсутствуют?

- Весь процесс по созданию ЦТО разбит на три этапа, сейчас, как я уже сказал, мы завершаем первый. Для второго этапа уже тоже все есть – и оборудование, и предприятия, и люди, просто пока "не хватает рук" в чисто организационном плане. Но все наготове, и мы рассчитываем, что этот процесс будет продолжаться в течение третьего квартала, до конца которого мы, я надеюсь, запустим еще четыре технологии – это три компании. В результате у нас останутся только так называемые "тяжелые" технологии – это гальваника и термообработка. Это достаточно большие затраты – каждая технология стоит от 2 до 3 млн евро, которых у нас в настоящий момент нет. Кроме того, сейчас нет и окончательного решения по составу оборудования и людям, которые на нем будут работать. Там придется все формировать с нуля – подбирать оборудование, под него искать специалистов, учить их, причем, очевидно, у производителей оборудования. Сейчас таких потенциальных источников финансирования два. Это, во-первых, средства, которые предусмотрены в рамках проекта по созданию нанотехнологического центра "Сигма", потому что в его бизнес-план это оборудование заложено, и, во-вторых, средства министерства экономического развития по программе создания центров прототипирования. У каждого варианта есть свои плюсы и минусы, сейчас прорабатываются и тот, и другой, но если смотреть оптимистически, то, я надеюсь, до конца первого квартала следующего года мы все эти проблемы решим. Тогда можно будет сказать, что центр прототипирования, он же Центр технологического обеспечения, заработает в полном объеме.

- Можно ли сказать, что у ЦТО уже есть портфель заказов?

- Портфель заказов есть с самого начала, точнее, еще центра не было, а заказы были, потому что центр создается не на пустом месте, а на базе уже существующих технологических участков наших инновационных компаний. Если бы все это делалось на ровном месте, то, конечно, это была бы задача, близкая к неразрешимой, потому что каждая, даже вполне традиционная технология, такая, как механообработка – это все равно люди, обучение, отладка технологии, отладка буквально всего. К счастью, у нас на первую и на вторую очереди есть уже сформировавшиеся, уже работающие технологические участки компаний либо отдельные компании, которые мы просто сюда перевозим. У них есть заказы, причем одна из проблем как раз связана с тем, что они работают 24 часа в сутки, и переезд – это большое испытание, потому что они должны выполнить свои обязательства. Для таких предприятий, понятное дело, честь, престиж, репутация – превыше всего. Поэтому они и требуют с нас, чтобы не просто все было готово в общих чертах, а чтобы все было достроено, чтоб только "на кнопочку нажать".

- Какие объекты технопарка предполагается ввести в строй в этом и в следующем году?

- В этом году, как и планировалось, будет запущен комплекс зданий компаний-резидентов технопарка, который мы называем "Новый дом" - фактически это целый квартал, стройка идет очень интенсивно, и в этом году эти здания должны быть сданы, и компании начнут переезжать.

И в этом же году мы завершим строительство центра наноструктурированных материалов. Здесь у нас есть серьезные вызовы – после того, как были окончательно определены технологии, которые будут действовать в этом центре, стало понятно, что нам придется кардинально, в разы усложнить это здание. Теперь требуется обеспечить его повышенную взрыво-, пожаро- и прочую безопасность. Кроме того, к нему потребуется подвести гораздо большую электрическую мощность, построить градирни, танки, дополнительные системы очистки выбросов. Все это потребовало дополнительного проектирования, а в последующем необходимо будет пройти более сложные процедуры при сдаче и вводе в эксплуатацию.

- Как это повлияло на стоимость проекта?

- Стоимость здания не должна вырасти - в том смысле, что часть затрат по его усложнению берет на себя нанотехнологический центр "Сигма". Сейчас мы окончательно определили, кто за что отвечает, что делаем мы, в рамках того инвестиционного договора и того бюджета, который у нас есть по этому зданию, а что будет делать арендатор. Строительство здания ведется за счет средств областного бюджета, это 155 млн рублей, а оснащение оборудованием, включая и средства "Роснано" и внебюджетные инвестиции, оценивается примерно в 430 млн рублей.

- Что за технологии вызвали необходимость изменений в проекте?

- Прежде всего, это плазмохимия, в этом здании должны быть установлены два плазмохимических реактора. Это микродуговое оксидирование, механохимические технологии, катализ и так далее, целый набор технологий, имеющих отношение к "нано-". Соответственно, как только окончательно определился состав этих технологий, тут же появилось серьезное техническое задание на само здание и его инженерное обеспечение.

- Что можно сказать о планах на следующий год?

- В этом году мы начали строительство на двух участках на улице Николаева, на следующий год мы планируем сдать первое здание - Центр информационных технологий и к концу следующего года также сдать здание Центра коллективного пользования.

- Есть ли у технопарка еще какие-то проекты с Роснано, кроме центра "Сигма"?

- У нас очень тесное, можно сказать, братское сотрудничество, недавно сюда приезжал зампред правления корпорации Андрей Свинаренко, с которым мы, в частности, обсудили создание совместной рабочей группы по разработке системы стимулирования спроса на инновации. Это очень важная позиция, и мы очень рады, что "Роснано" этим серьезно озаботилось.

Мы, со своей стороны, этим занимаемся довольно давно, более того, у нас есть понимание, как это надо делать. Сейчас мы создаем специальное государственное автономное учреждение, которое будет отвечать за эту работу. Фактически, оно будет искать задачи, запросы и потребности, которые могут быть решены с помощью либо существующих решений инновационных компаний или научных учреждений, либо эти решения только предстоит разработать.

Думаю, что, объединив усилия с "Роснано", благодаря доступу к их организационным, административным возможностям, мы сможем выстроить систему стимулирования спроса на инновации.

С другой стороны, есть конкретные проекты – например, компания "САН", реализующая совместный с "Роснано" проект по производству наночернил – это наш резидент, притом один из инвесторов строительства на улице Николаева, под их потребности мы проектируем 8 тыс. кв. метров специализированных производственно-офисных площадей.

- Как развиваются международные связи с другими технопарками, с, как сейчас принято говорить, "инновационными экосистемами"?

- У нас достаточно развитые отношения с Ассоциацией технопарков Кореи, мы ездили к ним, они приезжали к нам, мы друг друга изучаем, обмениваемся информацией, планами, согласовываем свои мероприятия, но пока каких-то конкретных проектов не случилось. Аналогичным образом обстоят дела и с рядом других подобных ассоциаций в странах Юго-Восточной Азии.

Есть и отношения, которые перешли в плоскость бизнеса – прежде всего с Бостонской инновационной экосистемой. Это Массачусетский технологический институт, это Гарвард и так далее. Есть компания Russian Innovation Collaborative, созданная в США, с которой мы сейчас уже вышли на конкретные проекты. Мы рассчитываем на то, что в ближайшее время это приведет к созданию совместных компаний и продвижению продукции наших резидентов на рынок США.

Говорить, о каких именно проектах идет речь, наверное, несколько преждевременно, но таких проектов, на самом деле, от 3 до 7, все они на разной степени готовности, ко всем есть интерес, и сейчас идет работа по изучению рынка, подготовке документации и т.д.

Мы считаем это очень для нас важным, потому что, как мы знаем, Бостон – одна из наиболее успешных инновационных экосистем. Более того, наши представители, побывав и в Бостоне, и в Силиконовой долине, пришли к единодушному заключению, что модель, реализуемая на Восточном побережье США, наиболее нам близка и понятна.

- Некоторое время назад в одном контексте с технопарком часто упоминались такие компании как Intel, Schlumberger и так далее. Проявляет ли крупный иностранный бизнес интерес к тому, чтобы каким-то образом обосноваться в технопарке?

- Что касается Intel как нашего потенциального якорного резидента, то здесь у нас пройден очень длинный путь, мы в свое время получили от них техническое задание на проектирование необходимых помещений. Это техническое задание легло в основу проекта по строительству IT-центра, но какого-то конкретного соглашения в настоящее время у нас нет. Насколько я понимаю, Intel, будучи структурой сложной и глобальной, не склонна к совершению скоропалительных поступков, поэтому ждет, что у нас тут получится. Надеюсь, что когда здание будет построено и надо будет говорить "да, да, нет, нет" – они примут решение.

Для нас, конечно, такой якорный резидент был бы крайне интересен, не только потому, что они держат здесь исследовательское подразделение, но и потому, что Intel ведет очень большую работу с малым и средним бизнесом в рамках своих программ кооперации, в том числе с центром суперкомпьютерных вычислений СО РАН. Это разносторонняя и социально ответственная компания, которую хотелось бы видеть в числе наших партнеров.

Что касается Schlumberger, у них есть свой офис, даже собственное здание в Ельцовке. Здесь мы поддерживаем приятельские отношения, но пока с их стороны нет заинтересованности в том, чтобы переезжать в технопарк.

Надо понимать, что компании такого уровня достаточно консервативны, и пока мы не продемонстрируем свою состоятельность, эффективность, ожидать от них каких-то резких движений не стоит.

- Что будет представлять собой вторая очередь технопарка на так называемой Северной площадке?

- На самом деле, это уже третья очередь технопарка. В качестве второй очереди мы бы хотели иметь строительство общественно-делового центра на пересечении Университетского проспекта и улицы Ильича в Академгородке. Мое твердое убеждение – Академгородку категорически необходима и приличная гостиница, и хороший выставочный центр, возможно – современный бизнес-центр.

Так вот, третья очередь – это строительство за клиникой им.Мешалкина. В настоящий момент силами проектного института СИАСК по заказу мэрии Новосибирска выполнен проект планировки этой территории.

С нашей точки зрения, проект очень интересный, вдохновляющий. Думаю, что начиная с 2012 года было бы возможно начать какое-то развитие на той площадке. Говорить что-то более конкретное сейчас тяжело, потому что, на самом деле, площадка большая. Ее общая площадь – 480 гектаров, если исключить все лесные участки, территории, которые будут отведены под рекреацию, под застройку можно пустить около 180 гектаров. Это много. Даже если это малоэтажное строительство без всяких "свечек" – по сути, это целый район. Архитектурную концепцию застройки еще предстоит разработать, потому что проект планировки лишь показывает, где можно строить, а где нельзя.

Полет фантазии может быть очень красивым – и каналы, и прудики, и мостики, и место очень красивое, рядом яхт-клубы… Много чего на этой территории можно реализовать, но все будет зависеть от того эффекта, который даст реализация первых двух очередей технопарка. Мы же рассчитываем на привлечение инвестиций не только за счет средств бюджета, предусмотренных программой создания технопарков, но хотели бы, чтобы и в дальнейшем доля этих бюджетных средств не превышала бы 30%, а все остальное было бы частными инвестициями, как у нас получается сейчас.

От этого зависят масштабы – либо в короткие сроки будет построен целый городок, либо это будет постепенное освоение территории.

Надо отметить, что при реализации первой очереди технопарка мы решили большую часть проблем магистральной инженерной инфраструктуры. То есть и водовод, и реконструкция канализационного коллектора, и реконструкция подстанции "Академическая" – все это решает много проблем, но даже на инженерное и транспортное обустройство этой перспективной площадки все равно будут нужны очень большие деньги. Даже на сети внутри площадки. Масштаб проекта велик, и заходить на эту площадку без четкого бизнес-плана и источников финансирования – это авантюризм. Поэтому задача состоит в том, чтобы в течение ближайших двух лет завершить же начатое, продемонстрировать всем – и властям, и потенциальным инвесторам, и потенциальным резидентам - серьезность наших планов и намерений, сконцентрировать необходимые ресурсы и тогда уже принимать решение о выходе на эту площадку.

- Надолго ли хватит той инфраструктуры (водоснабжения, энергетики и проч.), которая создается в рамках проекта?

- На самом деле, потенциал инфраструктурыы разный, но если говорить о водоснабжении – да, специалисты называют срок 30 лет. По канализованию, хотя там и остались некоторые узкие места, но их расшивка решает эту проблему. Если говорить про электричество, то ввод подстанции "Академическая-2" и реконструкция подстанции "Шлюзовая" решают эту проблему на достаточно долгий срок.

Мы не решили кардинально проблему теплоснабжения, и здесь требуется запуск нескольких новых котлов на тепловой станции N2 либо строительство новых автономных котельных на участке третьей очереди за клиникой Мешалкина, но, к счастью, это другой уровень затрат – запуск котла обходится примерно в 80 млн рублей, и это не столь серьезная проблема, как водоснабжение и канализование.

В принципе, мы можем смело сказать, что на ближайшие 10 лет Академгородок обеспечен инженерной инфраструктурой.

- Сколько средств из всех источников уже вложено в проект?

- До конца 2010 года будет вложено 3 млрд 260 млн рублей только бюджетных средств, из них два с небольшим миллиарда рублей – средства, вложенные непосредственно в инфраструктуру.

Частные инвестиции в комплекс зданий компаний-резидентов общей площадью 17 тыс. кв. метров – это около 500 млн рублей, в оборудование офисно-производственного здания, где расположен ЦТО, должно быть вложено еще около 500 млн рублей, в оборудование наноцентра – еще 430 млн. рублей.

Строительство центра коллективного пользования и ЦИТ (80 тыс. кв. м), из которых за счет бюджета будет только 30 тыс. кв. метров – это около двух с лишним миллиардов рублей без учета оборудования.

Конечно, хотелось бы, чтобы все бюджетные средства шли на создание самих объектов, но, к сожалению, две трети ушло на инженерную инфраструктуру.

- Одна из целей проекта, как вы ранее говорили – появление ежегодно не менее 20 новых успешных инновационных компаний. Когда можно ожидать, если можно так выразиться, первый выпуск?

- В следующем году. Летняя школа бизнес-инкубатора должна нам дать, как минимум, 20 "посевов" новых бизнесов – 20 проектов, 20 команд, 20 будущих предприятий, которые должны зародиться в нашем бизнес-инкубаторе.

Как раз сейчас в летней школе занимаются примерно 90 ребят, которые потенциально и могут сформировать более 20 проектов для бизнес-инкубатора. Цель летней школы в том и состоит, чтобы за два месяца подобрать проекты, команды, "накачать" их знаниями, связями, вниманием и так далее, с тем, чтобы с начала этого учебного года они уже приступили к постоянной работе.

Мы рассчитываем, что это абсолютный минимум, потому что работа ведется гораздо более широко – не только по тем предприятиям, которые растут в бизнес-инкубаторе.

Более того, у нас появляется несколько источников формирования новых проектов. Помимо бизнес-инкубатора, одним из важных элементов нанотехнологического центра является так называемый центр трансфера технологий. Это тоже структура, которая призвана рождать инновационные проекты, у которой для этого есть деньги, и она готова поддерживать проекты на самой начальной стадии их создания.

Мы рассчитываем, что не позднее сентября этого года начнет работать Фонд посевных и малобюджетных инвестиций в области нанотехнологий, который будет находиться под управлением УК "СМ.Арт" и который создан на паях компанией "СМ.груп", создавшей наноцентр "Сигма", и "Роснано". Этот фонд также призван поддерживать проекты на начальной стадии. Там объем – от 20 до 100 млн рублей на проект, общий объем фонда – 2 млрд рублей.

Параллельно разворачивает свою работу Российская венчурная компания (РВК), они сделали очень, с моей точки зрения, классный проект – "Венчурные партнеры РВК", и часть наших ведущих инновационных компаний уже получила аккредитацию в качестве венчурных партнеров РВК и, таким образом, возможность самостоятельно порождать новые бизнесы.

Наша практика показывает, что новые проекты лучше рождаются не на пустом месте, а методом "почкования" от уже существующих. Когда есть опыт, специалисты, сложившаяся команда, когда есть наработанные связи, рынки, технологии и т.д. – из такой команды вычленить новый проект значительно проще. Как правило, если он рождается в недрах действующей компании, его все равно приходится выделять в отдельный бизнес, и здесь все происходит естественным путем.

По-прежнему успешно работает Фонд Бортника, и здесь тоже с ним продолжаем сотрудничество, и мы рассчитываем, что на полную мощность заработает областной венчурный фонд.

Поэтому, с нашей точки зрения, сейчас складывается крайне благоприятная ситуация, и все это должно "выстрелить" и дать результат. Самое главное, что дальнейшее развитие технопарка даст возможность всем этим "новорожденным" компаниям развиваться, получить доступ к технологической инфраструктуре, к сервисам, финансированию и т.д.

- Готов ли рынок (или, точнее, рынки) к такому количеству инноваторов?

- Наша магистральная линия состоит в том, что надо не что-то создавать, а потом искать на него спрос, а надо искать спрос и его удовлетворять. Мы исходим из того, что большая часть создаваемых предприятий должна быть уже обеспечена каким-то спросом. Эта модель, на наш взгляд, более востребована в нашей ситуации, в нашей экономике. Наличие спроса – самый первый вопрос, если его нет – мы сидим и курим бамбук, как говорится. Но если мы нашли спрос, мы формируем команду, ищем лидера и т.д.

- Как у технопарка складываются отношения с СО РАН? В академической среде время от времени можно услышать выражения "у них в технопарке" и "Академгородок – исторически сам себе технопарк"?

- Во-первых, я полностью согласен с точкой зрения, что Академгородок – это один из первых в мире технопарков. Наверное, мода на технопарки, как на территорию, где сконцентрированы наука, образование и инновационная деятельность, может быть, пошла отсюда, потому что до его появления подобных примеров, по большому счету, не было. Вопрос только в том, что ситуация развивается. В Академгородке, действительно, все есть – есть наука, есть образование и есть инновационный бизнес. Только вот этому инновационному бизнесу много чего не хватает, и роль технопарка как раз и состоит в том, чтобы ему это дать. Дать возможность стабильно развиваться за счет, в том числе, дешевой аренды, доступа к технологическим ресурсам и т.д.

Есть разные взгляды, СО РАН – огромная организация, и мнений там априори должно быть много.

При этом могу отметить, что технопарк никоим образом не изолирован от академической среды. Например, все проекты наноцентра – из институтов Сибирского отделения. Плазмохимические реакторы и плазмохимическая технология создания наноматериалов – это технологии чл.-корр. РАН Михаила Предтеченского (Институт теплофизики), каталитические технологии, понятно – Институт катализа. Третья часть – механохимия – разработки Института химии твердого тела и механохимии.

Создав этот центр, мы обеспечим институты необходимой технологической инфраструктурой для доводки их разработок до промышленного масштаба. Например, директор Института катализа академик Валентин Пармон говорит о том, что для современных рынков недостаточно создать катализатор - необходимо создать каталитическую технологию. Начинать разработку можно в лабораторной установке в институте, но чтобы шагнуть от нее в промышленность, нужна промежуточная установка, которая позволяет отработать технологию в совершенно другом масштабе.

Не создав этой инфраструктуры, мы не сможем наши выдающиеся научные результаты передать в промышленность.

Другой пример. Обсуждается проект по созданию особо мощного лазера на свободных электронах, который ЕС хочет построить в Гамбурге. Вклад России будет состоять, в том числе, и в поставках оборудования, которое умеют делать только в Институте ядерной физики (ИЯФ). У института есть отработанная технология, но другого масштаба. Мы договариваемся о том, что в рамках нанотехнологического центра "Роснано" профинансирует приобретение необходимого оборудования, которое будет поставлено в технопарке, а ИЯФ изготовит на нем ондуляторы для европейского лазера.

Таких примеров можно привести много. Есть еще один интересный момент. Во время визита в технопарк вице-премьера Сергея Собянина возник вопрос, почему так вяло создаются малые предприятия в рамках 217-го федерального закона, который дает, с моей точки зрения, эксклюзивную возможность научным и учебным заведениям создавать новые предприятия и вкладывать в них свой интеллектуальный продукт. Фактически же таких примеров мало.

И тогда мы сказали, что если институт СО РАН создаст у себя такое предприятие, то разместить его он у себя не сможет. Потому что это будет уже коммерческая компания, и аренда площадей для нее должна быть на общих основаниях – только по конкурсу. И не факт, что предприятие выиграет этот конкурс. И если, например, на конкурс придут торговцы презервативами и дадут лучшую цену, то они и займут эти площади.

Мы в этой ситуации говорим о том, что мы можем предусмотреть в технопарке отдельную квоту, специально под размещение предприятий, создаваемых институтами Сибирского отделения РАН.

Технопарк – это инфраструктура для развития бизнеса, поэтому напрямую мы можем общаться только с предприятиями. И если институты их создают - мы готовы, и это совершенно естественно, предоставить этим бизнесам все необходимые условия.

Причем речь идет о помещениях, которые будут специально построены по техническим заданиям этих предприятий и этих институтов.

Я думаю, что требуется некоторое время, чтобы все эти механизмы были отработаны, но самое главное, чтобы появились истории успеха, и тогда эти досужие разговоры "наш или не наш" сойдут на нет.

Надо, чтобы все увидели взаимную заинтересованность и общую пользу.

- Какова, на ваш взгляд, оптимальная схема взаимодействия Академпарка с инновационным центром Сколково, если его все же построят?

- С моей точки зрения, Сколково – это очень важный эксперимент, от которого очень многое зависит. Это проба, и очень здорово, что она началась, что она патронируется самим президентом.

Те налоговые льготы, которые содержатся в проекте закона об особом налоговом режиме в Сколково – абсолютно беспрецедентны, и это говорит о том, что руководство страны понимает первостепенную важность поддержки инновационного бизнеса.

Теперь о том, как мы будем сотрудничать. В начале июля я был на парламентских слушаниях в Госдуме, где был представлен проект этого закона. Так вот, я пришел туда с бойцовским настроением, с желанием взять слово и что-то такое выдать, а ушел в эйфории, совершенно умиротворенный, потому что на этих слушаниях было сказано о том, что статус компании – участника Сколковского проекта, не привязан к территории самого Сколково. То есть его резидентом может быть любая компания, в том числе и резидент нашего технопарка, который прошел необходимую аккредитацию, заключил с фондом, председателем которого является Виктор Вексельберг, соглашение.

Дальше этот резидент берет свидетельство об аккредитации, идет в налоговую инспекцию по месту своей регистрации и говорит: "Ребята, отдыхайте и не мешайте мне работать и развиваться".

Это открывает для нас замечательные перспективы, потому что, во-первых, я считаю, что наши компании, несомненно, удовлетворяют всем мыслимым и немыслимым критериям, которые могут быть предъявлены к резидентам Сколково. Они реально инновационные, они не торгуют воздухом, они создают продукты мирового уровня. Кроме того, я убежден, что во многом субъективный порядок присвоения этого статуса на данном этапе – скорее благо. Потому что в противном случае, используя бюрократические приемы, похоронить можно что угодно. Однако отбором резидентов занимаются вменяемые люди, и я убежден, что наши компании в состоянии будут им показать свой инновационный характер и добиться этого статуса.

Поэтому, я считаю, что мы в идеале должны, во-первых, аккредитовать большую часть наших резидентов в качестве участников Сколковского проекта, во-вторых, мы должны добиваться того, чтобы технопарку были делегированы некоторые права, например, на предварительный отбор проектов, оценку, экспертизу, в том числе научно-техническую. Понятно, что поток для одной команды в Сколково будет слишком велик, поэтому необходимо будет создавать некую сеть центров, которые будут для нее выполнять часть работы.

Мы очень рассчитываем на то, что свою роль сыграют и наши контакты с Массачусетским технологическим институтом (MIT), ключевым международным партнером Сколковского проекта, задающим своего рода "международную планку". По итогам приезда в Новосибирск ректора MIT Рафаэля Райфа и его команды, насколько я знаю, у них сложилось самое позитивное впечатление и от НГУ, и от СО РАН, и от технопарка.

Мы надеемся, что в рамках Сколковского проекта нам удастся создать совместную лабораторию MIT, НГУ и СО РАН, которая будет размещаться на площадях технопарка и, естественно, для этой лаборатории будут построены все необходимые мощности и площади.

Источник: Интерфакс