Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО
Вы здесь: Главная // Аналитика

Сила воли

Добавлено: 2010-10-06, просмотров: 1303






Создавая современную экономику, Китай делает ставку на науку

В Китае прошел “Форум XXI века” - совещание постоянно действующего международного экспертного сообщества, организованного Всекитайским комитетом Народного политического консультативного совета Китая. С 1996 года форум проводится раз в пять лет в форме совещаний, на которые приглашают известных государственных и политических деятелей. В качестве почетных гостей в нынешнем совещании приняли участие бывшие руководители стран и правительств Романо Проди (Еврокомиссия), Джон Уинстон Говард (Австралия), Ясуо Фукуда (Япония), Олусегун Обасанджо (Нигерия). Россию представляли бывший глава правительства академик Евгений Примаков, а также вице-президент РАН, председатель Сибирского отделения РАН академик Александр Асеев.

- Несмотря на столь представительный политический состав участников, проблемы на форуме обсуждались сугубо научные, - рассказывает Александр Асеев. - За последние 20 лет китайская экономика вышла на второе место в мире (после США), Китай лидирует по экспорту, лишь немногим уступает Америке по импорту, но все развитие идет на основе традиционных хозяйственных укладов, устаревших технологий, причем не только в промышленности, но и в социально-финансовой сфере. Проблемы, вставшие перед этой страной, - нехватка ресурсов, неумолимое приближение экологической катастрофы, огромное социальное расслоение (около 200 миллионов китайцев живут в крайней бедности), неравномерность территориального развития - обусловлены, прежде всего, количеством населения (на 9% территории земного шара проживают 20% населения планеты). Именно поэтому Китай не может воспользоваться путем, по которому пошли США и Европа, - решать проблемы своей экономики за счет ресурсов третьего мира. Мировая экономика просто не вынесет такой перегрузки. Нужны новые решения, и здесь вся надежда на науку.

В первую очередь требуются новые технологии в энергетике: вся огромная экономика Китая работает на угле. В этой стране добывают и сжигают 2 миллиарда тонн угля в год, чем наносится непоправимый ущерб окружающей среде. Вдобавок в Китае сосредоточено большинство вредных производств, а технологии используются такие, что цианиды порой выливаются прямо на улицу. К чему это ведет, мы можем видеть по состоянию Амура. Экосистеме реки наносится непоправимый ущерб отходами китайских предприятий, расположенных в бассейне Сунгари - одного из основных притоков Амура. Не стоит рассчитывать, что проблемы, с которыми столкнулся Китай, минуют остальные страны: в ближайшем будущем их придется решать Индии, затем Бразилии и России.

Мы пережили распад двухполярного мира, а сейчас, как отметил в своем блестящем докладе академик Евгений Примаков, плавно переходим от однополярного мира к многополярному, в котором Китай займет одно из центральных мест. Для поиска новых путей в развитии экономики необходимы три составляющие - ресурсная база, хорошо развитая фундаментальная наука и политическая воля, пришли к единому мнению участники “Форума XXI века”.

Китай проигрывает по первым двум позициям: отсутствуют ресурсы, и, несмотря на то что по числу публикаций китайские ученые вышли на второе место в мире, пока у них нет настоящих научных школ мирового уровня. Однако все хорошо с политической волей: Академия наук Китая разработала “дорожную карту” развития науки и технологий до 2050 года, определив приоритеты - исследования в области энергетики, в том числе возобновляемой; создание новых, экологически чистых материалов; новые технологии для развития сельского хозяйства; здравоохранение; космические технологии и океанология. Сегодня этот документ, принятый Академией наук, является государственным.

России повезло: здесь имеются все компоненты для решения насущных мировых проблем, политическая воля в последнее время ясно демонстрируется властными структурами, хотя о формах ее проявления можно спорить. Но в целом об отношении власти к науке, в том числе к академии, красноречиво свидетельствует следующий пример. Секция, сопредседателем которой я был вместе с президентом Пекинского университета, называлась “Лидирующая роль науки и технологий в обеспечении устойчивого развития”. На ней выступили президент Общества Макса Планка (ФРГ) П.Грусс, генеральный директор фирмы “Сименс” П.Лошер, президенты Шведской, Индийской и Китайской академий инженерных наук. Все они уверены, что будущее - за новой энергетикой и энергосбережением, нанотехнологиями, “зеленой химией”. Слушая доклады, я вспоминал, как председатель Сибирского отделения академик Валентин Афанасьевич Коптюг в 1992 году вернулся из Рио-де-Жанейро с конференции ООН по устойчивому развитию и принялся с энтузиазмом продвигать новые идеи. Увы, на всех уровнях власти это сочли блажью ученого. Китай спустя 20 лет пришел к пониманию необходимости устойчивого развития. Сколько лет понадобится России? Или по-прежнему ученые будут думать о будущем, а чиновники - решать сиюминутные задачи?

Хотел бы отметить еще одну тревожную тенденцию: Россия постепенно становится сырьевой базой даже для Китая. Единственный российский проект из области высоких технологий, в который китайская сторона вкладывает средства, базируется на разработке Сибирского отделения. Мы получаем крупные инвестиции на строительство завода литий-ионных батарей, научная основа для которого была заложена в Институте химии твердого тела и механохимии СО РАН. Есть шанс сделать Новосибирск столицей в производстве электротранспорта и систем бессбойного электроснабжения. Так называемые блэкауты в Москве, Санкт-Петербурге и Казани показывают важность этого направления.

И вновь отдам должное китайцам: одно из новых решений было осуществлено непосредственно на “Форуме XXI века”. Участникам была предложена карта для проезда на общественном транспорте Пекина. Серьезная проблема состоит в том, что у Китая со второй по величине экономикой мира квота на выбросы СО2 равна российской. Приобретая проездную карту, покупатель перечисляет определенную сумму в благотворительный фонд и добровольно отказывается от использования одной тонны оксида углерода, уменьшая таким образом свой “углеродный след”. Средства из благотворительного фонда расходуются на покупку кустарников в фермерских хозяйствах Синьцзяна.

Источник: Поиск, Ольга КОЛЕСОВА