Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО
Вы здесь: Главная // Аналитика

Здоровье и знания по старым рецептам

Добавлено: 2010-10-16, просмотров: 1277



Страны-соседи обмениваются опытом независимо от его "возраста"

"Союз. Беларусь-Россия" 

Когда родителям удается перед учебным годом записать своих детей в эту школу, они считают, что им крупно повезло. И идут ради этого на любые жертвы. Вплоть до того, что каждое утро привозят детей на занятия с другого конца города. А ведь в Балашихе немало хороших школ. Почему же этой такое предпочтение? На этот и другие вопросы нашего корреспондента отвечает директор балашихинской земской гимназии Игорь Львович Кравченко.

- Игорь Львович, в названии вашей школы стоит слово "земская", пришедшее из минувших веков. Что оно обозначает сегодня?

- То же, что и сто лет назад. Мы сохраняем старый земский принцип: все умные и бедные дети должны получить образование независимо от материального положения. Поэтому у нас до 30 процентов бесплатных учеников - дети-инвалиды, дети-сироты, дети офицеров, погибших в "горячих точках". Среди школ Московской области у нас самая низкая плата.

- Так что такое земская школа?

- Это традиционная славянская демократия. Земские школы после реформы Александра II заполнили нишу между церковно-приходскими, где давалась начальная грамотность, и гимназиями, лицеями, реальными училищами. Была потребность в индустриализации страны, а значит, из крестьянина нужно было сделать рабочего - грамотного, умеющего обращаться с техникой. И земские школы с этой задачей справились. Они ликвидировали безграмотность в России. В чем была их сила? Эта школа организовывалась общиной, земство - это местное самоуправление. Я имел честь участвовать в организации первого земского съезда. У нас в Балашихе есть отделение земского движения, которое я возглавляю.

- Очевидно, нынешнее земство отличается от своего предшественника?

- Конечно. Каждое время диктует свои условия. И, создавая земскую школу, они заранее знали, какая это должна быть школа, какие дети нужны общине. В ведении земства были мест ные школы, больницы, приюты, мосты и дороги. Сюда губернская власть не вмешивалась. Мы перенимаем этот опыт, веками доказавший свою эффективность. У нас внедрена земская модель самоуправления гимназией, где дети выбирают наиболее достойных. А кто мог попасть в земские выборные? Кто имеет семью, кто не пьет, кто не был замечен ни в каких дурных поступках. Все разумно было у наших предков. И крестьянин, который дал пять копеек на создание земской школы, и купец, отваливший сто рублей, имели одинаковые попечительские права.

- В ваших классах я обнаружил неожиданную вещь: наряду с современными столами, на которых ученики работают с компьютерами или пишут в тетрадях, стоит конторка, будто пришедшая из прошлого века. И часть учеников работают за ней. Но ведь за ней можно писать только стоя.

- Потому она и стоит, извините за каламбур. Исследования уже в начале ХХ века показали, что во время интенсивного обучения, как школьного, так и студенческого, идет ухудшение здоровья обучающихся. А в середине прошлого века было доказано, что это не только проблема плохого питания, бедности, экологии, а сам строй школьной жизни, система обучения разрушают дет ское и юношеское здоровье - физическое, психическое, интеллектуальное. Исследования замечательного ученого Владимира Базарного, который в 1980-х годах провел у детей более 6 тысяч операций по зрению, показали, что с каждым годом ухудшались такие параметры, как зрение и сколиоз - искривление позвоночника. Динамика становилась все страшнее. Базарный нашел корень зла - на стыке медицины и образования. Доказал, что это комплексная проблема. В первую очередь она зависит от переизбыточной информатизации современного общества и объема информации, которым "грузятся" дети. Естественно, они все больше и больше вынуждены находиться в сидячем положении, чтобы осваивать эти объемы. А гиподинамия постоянно подливала масла в огонь. Особенно в гимназиях и лицеях, которые, казалось бы, дают самое лучшее образование. А вот здоровье учеников там было худшим. Среди молодежи даже кличка появилась - ботаник. Это замученный, худенький, сгорбленный, в очечках, но очень хорошо учащийся. Эти отличники страдали больше всего, зато троечники были гораздо здоровее.

Тридцать лет назад в Республике Коми профессор Базарный нашел школу, где энтузиасты-учителя стали учить по его методикам, элементарным по сути, и, применяя их, бороться с этими деградационными явлениями. Он просто поставил ребенка за конторку, заставил его писать стоя. Посмотрите старые гравюры - все ученые, все писатели, Толстой, Чехов - пишут стоя за конторкой. Вспомните наши парты послевоенного времени с наклонной верхней крышкой. Как было удобно писать на ней. А сейчас - ровный стол, ребенку наносится колоссальный ущерб. Он по десять, а то и больше часов сидит в классе и дома в неудобной для телосложения позе. Вот он и сгорблен, и сутул. Базарный предложил: половину урока половина класса стоит за конторками, другая половина сидит за столами. Звонок в середине урока - они меняются местами. Да еще добавляется обязательная 3-4-минутная гимнастика для глаз по определенной технологии.

- Следующее, что бросилось в глаза при знакомстве с вашей школой, - мальчики и девочки. Приходится задавать вопрос, который звучит парадоксально: у вас совместное или раздельное обучение?

- Вопрос действительно парадоксальный, одним словом и не ответишь. В свое время общественность бурно осуждала разделение школ на женские и мужские. Теперь мальчиков и девочек соединили. А что получили в результате? Унисекс. Все стали одинаковыми. Узкий таз у девушки, узкие плечи у юноши, который не занимается спортом, одинаковые прически - со спины и не отличишь. Мы потеряли ключевой фактор, на чем стоит природа, - природосообразное развитие ребенка по женскому или мужскому типу. У природы было четко заложено восприятие противоположного пола, у женщин и мужчин по-своему, а мы это стерли А теперь удивляемся: где мужики, куда они пропали? И стараемся исправить эту ситуацию.

- Каким образом?

- У нас не раздельное, два разных здания, а раздельно-параллельное обучение, где все под одной крышей. Ученики только на время урока разделяются на женский и мужской классы, а на перемене вместе общаются. Уроки фольклора, музыки, танцев и так далее - вместе. Мероприятия все совместные.

- Надо полагать, вы не скрываете ваши интереснейшие наработки, а делитесь с коллегами из других школ, а то и из других стран?

- Обмен опытом - один из главнейших факторов движения вперед. Очень хорошие связи у нас с Беларусью. В октябре пройдет европейский международный симпозиум "Образование в Европе для гармоничного развития учащихся". Одна из ведущих секций, где я являюсь руководителем дискуссии, называется "Взаимодействие семьи и школы, бизнеса и власти в решении задач охраны здоровья ребенка". От Беларуси приехал именно в нашу секцию Юрий Гладков, начальник управления общего среднего образования министерства образования республики. Белорусские коллеги перенимают у нас отдельные элементы нашей системы образования и пытаются внедрить их в школах. Недавно они приезжали к нам, просили провести у них серию семинаров для наиболее передовых педагогов. И Владимир Базарный, и я семинары у них провели. А мы в свою очередь изучаем работы их ученых, которые занимаются концепцией ноосферного развития страны и ноосферного образования.

- По Вернадскому?

- Разумеется. Белорусы публикуют лучшие монографии по этой проблеме - ноосферное развитие человечества. Кстати, первые и поставили ее. В этом ключе надо трансформировать все обучение в старших классах. И тогда будет совсем другое, объемное видение мира, в том числе и понимание экологических проблем. И еще, что мне хотелось бы перенять у белорусов, - некий элемент патриархальности, сохранившийся в отношениях. По своей внутренней природе они гораздо мягче, я бы сказал, интеллигентнее. А мы поможем им создать школу, отвечающую на все вопросы завтрашнего дня.