Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО
Вы здесь: Главная // Аналитика

Мобильные учёные: есть деньги – нет прав

Добавлено: 2010-11-30, просмотров: 1241



Сегодня, когда речь идёт о повышении качества образования как о важном факторе формирования инновационной экономики, вряд ли кто-то может быть удовлетворён масштабами академической мобильности. Для развития этого направления у нас в стране не сформированы организационно-правовые условия, включающие в себя систему финансирования, адекватную нормативно-правовую базу, сеть специализированных институтов в форме фондов и агентств, поддерживающих академическую мобильность, полагает директор Департамента образовательных программ ГК «Роснано» Елена Соболева.

Соболева
Елена Соболева: «В последние несколько лет государство выделяет немалые средства на программы мобильности как студентов, так и преподавателей в рамках приоритетного национального проекта “Образование”, ФЦП, текущего финансирования вузов»

В каком направлении сегодня должно развиваться сотрудничество технических вузов и наноиндустрии?

– Рынок труда в сфере нанотехнологий имеет специфические потребности. У наноиндустрии сегодня есть необходимость в специалистах, имеющих фундаментальную подготовку по физике, химии, материаловедению, биологии, метрологии, которые также способны заниматься прикладными исследованиями и осуществлять трансфер разработанных ими технологий в бизнес-среду. Последняя нуждается в инженерах, обладающих менеджерскими навыками – от управления разработками на предприятии до управления маркетинговыми исследованиями и продвижением инновационной продукции на рынок. Подготовка таких кадров и есть главное направление сотрудничества технических вузов и наноиндустрии.

Ещё недавно мы называли переподготовку кадров, которой занимается корпорация совместно с вузами, опережающей, то есть нацеленной на «завтрашние» нужды компаний наноиндустрии. А затем выяснилось, что большинство проектных компаний корпорации заказывает программы и с управленческими компонентами, и с составляющими по разработке.

Наш опыт показывает, что вузы в состоянии разрабатывать и вести практико-ориентированные образовательные программы, если работодателем-заказчиком чётко и ясно поставлена задача и правильно организован процесс – от формирования запроса и до оценки результатов. Причём, этот запрос необходимо формулировать не только в виде желаемых квалификационных характеристик выпускников, но и посредством определённых «входных» требований к вузам, претендующим на право готовить кадры для компаний наноиндустрии, например: разрабатывать и вести программу обязательно в партнёрстве с другими российскими вузами-лидерами, а также с ведущими зарубежными университетами и промышленными компаниями.

На сегодняшний день корпорацией поддержано 37 образовательных программ. Есть примеры эффективного сотрудничества российских вузов: Белгородский государственный технологический университет им. В. Г. Шухова и факультет наук о материалах МГУ им. М. В. Ломоносова, Иркутский государственный технический университет (ИрГТУ) и Московский институт стали и сплавов.

Следует сделать акцент на том, что большинство наших проектов включает в себя программы зарубежной мобильности. Причём, мы её понимаем не только как стажировки российских педагогов в зарубежных научных и учебных центрах, но и как приглашение в нашу страну преподавателей западных университетов.

Ещё один важный момент: мы начинаем аккредитовать разработанные при нашем участии программы вузов уже в следующем году. Однако получается, что это инициатива работодателя, и, чтобы выйти за рамки программ, заказанных корпорацией, нам будет необходимо опереться на достаточно сильную мотивацию вузов, для которых прохождение такой аккредитации – большая нагрузка и серьёзная ответственность. При этом мы полагаемся на опыт взаимодействия с ведущими университетами и техническими вузами, а также на растущий бренд «Роснано».

Если же в целом говорить о будущем этого направления в стране, то здесь, скорее всего, необходимая мотивация у вузов появится только тогда, когда общественно-профессиональная аккредитация станет обязательным элементом государственной аккредитации вузов.

Сколько средств в бюджете «Роснано» заложено под программы мобильности?

– Отдельной статьи бюджета по программам мобильности у нас нет, однако, как уже было сказано, этот элемент деятельности в рамках образовательных программ немаловажен.

Стоимость наших программ – от 6 до 20 миллионов рублей. Цена зависит от длительности программы, сложности используемого оборудования, необходимости привлечения зарубежных партнёров. «Роснано» оплачивает разработку и апробацию программ при условии софинансирования проектными компаниями. По сравнению с масштабами вложений, которые осуществляет государство по линии федеральных целевых программ (ФЦП) и текущего финансирования вузов, это не огромные деньги. На сегодня на наши программы потрачено порядка 300 миллионов рублей. Треть этих средств – это стоимость программ мобильности.

На Ваш взгляд, почему так слабо развита внутренняя российская мобильность?

– Ещё не до конца сформированы организационно-правовые условия, включающие в себя систему финансирования, адекватную нормативно-правовую базу, сеть специализированных институтов в форме фондов и агентств, поддерживающих студенческую академическую мобильность.

Удовлетворены ли Вы масштабами академической мобильности?

– Сегодня, когда речь идёт о повышении качества образования как о важном факторе формирования инновационной экономики, вряд ли кто-то может быть удовлетворён масштабами мобильности. При этом следует отметить, что если в 90-е годы у нас в стране поддержкой программ мобильности занимались в основном западные фонды, то в последние несколько лет государство выделяло и выделяет немалые средства на программы мобильности как студентов, так и преподавателей в рамках приоритетного национального проекта «Образование», ФЦП, текущего финансирования вузов. Например, ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» поддерживает мероприятия, которые связаны со стажировками российских преподавателей за рубежом, а также с привлечением зарубежных специалистов для работы в российских научно-образовательных центрах. Но тут возникают организационные проблемы. Финансируется всё в достаточно короткие сроки летнего и осеннего периода, и иногда вузы просто не успевают организовать поездки своих сотрудников.

Важно отметить, что дело даже не в количестве финансовых средств на эти цели, а в том, чтобы создать условия для академической мобильности. Решающее значение будет иметь переход от осуществления отдельных мероприятий к реализации системы мер, направленных на развитие мобильности студентов и преподавателей, которая включала бы в себя решение финансовых, нормативно-правовых и институциональных аспектов этого важнейшего направления деятельности.

Источник: Наука и технологии РФ