Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО
Вы здесь: Главная // Аналитика

Зерновой расклад

Добавлено: 2010-12-21, просмотров: 1546



Прогнозирование может стать преимуществом в конкурентной борьбе на агропромышленном рынке

"Российская газета" - Экономика Центрального округа
Уже зимой аграриям нужно плодотворно работать, чтобы сбылись позитивные прогнозы ученых об объемах урожая. Фото: Сергей Мардело
Уже зимой аграриям нужно плодотворно работать, чтобы сбылись позитивные прогнозы ученых об объемах урожая. Фото: Сергей Мардело

Из-за климатических аномалий сельское хозяйство становится все более рискованным. Между тем ученые способны загодя определить не только примерный урожай, но и погодные условия будущего сезона.

Руководитель единственной, пожалуй, в России лаборатории долгосрочных прогнозов профессор Воронежского аграрного университета Исаак Загайтов рассказал "РГ" о том, какими станут для аграриев 2011 и 2012 годы, сколько можно заработать на прогнозах погоды и почему чиновники не всегда заинтересованы в перспективных оценках.

Исаак Загайтов: Первый мой прогноз был опубликован в 1972 году. Тогда я предупреждал, что 1975-й будет для сельского хозяйства очень тяжелым, и предложил накапливать определенный зерновой запас. Расчет подтвердился. С тех пор мы регулярно отправляли прогнозы в Госплан СССР и Госплан России. В начале 80-х эффективность нашего анализа не раз сопоставляли с американской. В США делают среднесрочные прогнозы, основанные на данных аэрокосмосъемки. Скажем, весной видно, что увлажненность хорошая - значит, можно предполагать приличный урожай. Мы же говорим о будущем лете в декабре, исходя из анализа статистических закономерностей.

Российская газета: Чем ваши расчеты отличаются от тех, которые делают метеорологи?

Загайтов: По официальным данным, прогнозы Росгидромета с высокой степенью вероятности могут быть составлены на три-четыре недели. Более долгосрочные имеют оправдываемость 65-75 процентов. У нас же - 87 процентов, причем заблаговременность - 8-9 месяцев до завершения уборки, а в отдельных случаях - несколько лет. Разница довольно существенная. Все прогнозы мы публикуем, чтобы их можно было проверить.

Технологию прогнозирования можно и нужно приспособить для нужд МЧС, жилищно-коммунального и лесного хозяйства, энергетики

РГ: Есть ли в стране аналогичные лаборатории?

Загайтов: Научно обоснованной прогностики в России нет. Есть система предсказаний (и они часто оправдываются) - с опорой на интуицию и опыт. Например, текущий год был очень неудачным. Редко бывает, чтобы после такого наступил еще более сложный год. Значит, 2011-й будет неплохим.

Но нельзя забывать про систему фальсификации данных об урожае. При царе показатели всегда занижали - чтобы налогов меньше платить. В советские годы было выгоднее завысить - тогда за рекорды ордена вешали. Сейчас, если год плохой и уже мелькают сообщения, что хозяйствам будут помогать, срабатывает принцип "чем хуже - тем лучше". А в удачный сезон многие, наоборот, приписывают себе побольше (так проще получить кредит). Поэтому при прогнозировании надо уметь обработать длинные статистические ряды, чтобы снизить влияние фальсификаций. А если исходная информация точна на 95 процентов, то прогноз не может быть точнее. То есть у нас всегда есть ошибка, но она гораздо меньше, чем при предсказаниях.

Возьмите ситуацию вокруг валового сбора зерна в 2010 году. Прошлой осенью чиновники говорили о 96 миллионах тонн, весной - уже о 85, в июле надеялись на 75 и только в августе объявили, что будет 60-65. Собрали 62 миллиона. И это называется прогнозом?..

РГ: Что удается предвидеть с помощью научных методов? Где применимы эти сведения?

Загайтов: Во-первых, мы даем примерный прогноз урожая. Он необходим при разработке баланса зерна для страны и отдельных территорий. Эта проблема последние десять лет никого не волновала - на фоне рекордно низких урожаев конца 90-х положение казалось благополучным. Вывозили зерно без ограничений, сами же резали скот, который было не прокормить...

В сентябре мы предупредили минсельхоз о том, что сбор зерна в 2011 году будет больше нынешнего примерно на 17 миллионов тонн, то есть - 79 миллионов. А чтобы избежать дальнейшего сокращения поголовья, нужно минимум 78 миллионов тонн. Не знаю, повлияло ли как-то наше письмо, но вызванный засухой мораторий на экспорт зерна был продлен.

Во-вторых, прогнозы помогли бы определять структуру посевов. Если ожидается благоприятный год, целесообразно делать акцент на ячмене и яровой пшенице. Если нет - сеять больше кукурузы или проса. Хотя сейчас хозяйства, находясь в подвешенном финансовом состоянии, в сиюминутной "дрожи", ориентируются не на прогноз, а на то, как бы дожить до очередного сева. Видят - гречка подорожала. Значит, ею и нужно заниматься…

Мы можем давать долгосрочные прогнозы помесячных осадков и температур. На примере отдельных штатов Америки - там статистику метеонаблюдений за сто с лишним лет предоставили бесплатно, а наш Гидрометцентр за сводки после 1993 года просил деньги… Результаты очень приличные. Оправдываемость порядка 85 процентов - но это все же не 65, как у отечественных метеорологов.

Проверили на России (метеоданные до 1993 года известны) - получилось не хуже. Такие прогнозы стали бы хорошей подмогой руководителям хозяйств. Ведь от температуры и осадков зависят сроки и глубина сева, методы обработки почвы, нормы внесения удобрений…

В Америке фьючерсы на погоду продают на бирже. Их покупают, например, энергетические компании, чтобы заключить удачные договоры на поставку ресурсов. Рынок этих фьючерсов - примерно 20 миллиардов долларов. Однако, судя по открытой информации, американская технология прогнозов отстает от нашей лет на 6-7, при этом она гораздо дороже. А Минсельхоз РФ намерен к 2012 году внедрить такую же систему мониторинга из космоса.

РГ: Можно ли усовершенствовать отечественную технологию?

Загайтов: Конечно - допустим, повысить уровень оправдываемости прогнозов для больших регионов с 87 до 92 процентов. В первом случае ошибка случается раз в семь-восемь лет, во втором - раз в 12-13. Мы могли бы поработать над тем, чтобы выдавать прогнозы для административных районов и крупных территорий с вероятностью около 87 процентов. В принципе реально прогнозировать урожаи у основных конкурентов России на рынке пшеницы, выйти на прогнозы биржевых цен. Есть смысл приспособить нашу технологию для нужд МЧС, лесного хозяйства, ЖКХ и гидроэнергетики. Но нужны средства.

Все, чего мы добились за почти 40 лет работы, сделано на энтузиазме преподавателей, студентов и аспирантов. В 2000-е годы было несколько оплаченных заказов - но мы никогда не пытались затребовать, как теперь говорят, достойную цену. Почему? Если сумма велика, возникает проблема откатов - терпеть не могу даже упоминания о них. К тому же наши исследования тогда не могли претендовать на массовое применение.

РГ: Насколько востребованы ваши прогнозы сегодня, когда их качество улучшилось?

Загайтов: В советское время к нашим услугам прибегали некоторые руководители областей - Омской, Пензенской... Потом грянули перемены, все лопнуло. В свое время нашу методику рекомендовал к использованию минсельхоз. Но управленческий аппарат не слишком заинтересован в повышении научной обоснованности решений, в оценке их перспективной эффективности. Наверное, потому, что не прогноз определяет, останется ли человек на должности…

Осенью 1997 года "Сельская жизнь" опубликовала мое письмо президенту Ельцину о том, что последующие два года будут тяжелейшими, можем собрать менее 350 килограммов зерна на душу населения - при таком урожае в России наступал голод. Я дал ряд экономических рекомендаций. Ноль внимания. В 1998 году собрали 48 миллионов тонн - катастрофа. Прежде зерно экспортировали, а тут пришлось срочно закупать по диким ценам. Я написал еще одно открытое письмо - мол, давайте хоть 1999-й не провалим. Газеты били в набат. А со стороны власти - опять тишина. Фактически за 1998-1999 годы собрали в среднем 368 килограммов зерна на человека, близко к прогнозу. Но ситуация выровнялась, и про нас вовсе забыли.

Обращались, правда, руководители административных районов, например, в Башкирии. Я был вынужден им отказывать: высокую точность пока имеют лишь прогнозы для больших территорий. Чтобы давать прогнозы по районам, нужно совершенствовать технологию. Это дело времени. На уровне регионов мы уже работаем качественнее: в оценке урожая-2009 по Воронежской области ошибка составила всего 1,3 центнера с гектара.

РГ: Изменилось ли отношение к прогностике после аномального лета?

Загайтов: В июле мы послали в 15 регионов предложения о разработке экспресс-прогнозов по урожаю зерновых на будущий год. Откликнулась лишь Воронежская область - в последний момент заказала исследование. Оно почти готово, при этом у нас получились довольно достоверные данные еще по нескольким областям, разошлем их бесплатно. Зато минсельхоз заказал прогноз для страны и 12 регионов.

В целом наши предварительные оценки подтвердились. А с учетом видов на 2012 год (когда урожай будет хорошим, но не рекордным) мы написали, что из зерна, собранного в 2011-м, целесообразно будет экспортировать 6-12 миллионов тонн, не более. Приложили рекомендации для растениеводов и животноводов, для отдельных областей. Теперь задача - найти примерно восемь миллионов рублей, чтобы за несколько лет довести до ума технологию долгосрочного прогнозирования осадков и температур.

Как бы то ни было, работа будет продолжаться - хотя и черепашьими темпами. Сегодня модно финансировать нанотехнологии. Но нельзя забывать и о других научных направлениях, где мы еще сохраняем приоритет.