Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО
Вы здесь: Главная // Аналитика

Звери тоже уехали

Добавлено: 2011-02-03, просмотров: 1694



Россия растеряла свой пушной бизнес. Только соболь сохраняет российскую прописку

"Российская Бизнес-газета"


Когда-то Россия на весь мир славилась своими мехами. Пушнина наряду с зерном и лесом считалась главным богатством страны. Еще в советское время иностранные купцы гонялись за нашими мехами. А как сейчас обстоят дела на мировом рынке пушнины? Об этом наш корреспондент попросил рассказать президента Российского пушно-мехового союза Сергея Столбова.

- Как сейчас развивается отечественное звероводство и удается ли нам удерживать передовые позиции на мировом рынке пушнины?

- Наши предки были более рачительны и дальновидны в вопросах использования природных ресурсов и в начале прошлого века приступили к проекту хозяйственного разведения зверей. Эстафету подхватило советское руководство, и благодаря целенаправленной работе уже в 1964 году по объемам производства клеточной пушнины СССР вышел на второе место в мире после США, а в 1970 году - на первое место. В 80-е годы на долю СССР приходилось 35% мирового производства шкурок норок и песцов, 60% лисиц и 100% соболей клеточного разведения.

Доля России среди всех союзных республик составляла 85%, а по соболю - 100%. Сегодня, к сожалению, доля отечественного производства в мире составляет менее 5%. Мы утратили свои передовые позиции, и, боюсь, безвозвратно, и по объемам производства, и по ассортименту, и по качеству шкурок. Если еще 20-30 лет назад Запад учился по нашим учебникам, специалисты приезжали к нам за опытом, то сегодня, наоборот, наши специалисты осваивают зарубежный опыт. Мы отстали, а освободившуюся нишу заняли другие, более продвинутые страны - это Китай, Скандинавия. Китай начал производство норок с 300 тысяч в 80-е годы, а сегодня подобрался к рубежу 15 млн. Маленькая Дания производит 13 млн. шкурок норки - 30% бюджета дает звероводство. Польша за последние 10 лет увеличила производство шкурок в 25 раз, причем с использованием российского капитала. Российские производители размещают фермы в Польше, потому что там более благоприятный инвестиционный климат для производителя. Ну, конечно, обидно - страна же была передовой. Ладно, мы не умеем производить хорошие автомобили, многие товары народного потребления, технологическое оборудование, но зверей-то мы умели и умеем выращивать.

- В чем причина нашего отставания? Остались ли у нас еще какие-то направления, которыми можно гордиться?

- Здесь не нужно никаких многомиллионных инноваций, дорогостоящих нанотехнологий. Требуется только грамотная и последовательная экономическая политика, направленная на поддержку отечественного производителя, чего у нас нет. Почему сегодня производство одной шкурки норки обходится в нашей стране на 30-50% дороже, чем в Евросоюзе? Почему пошив мехового пальто в России, я имею в виду легальное производство, обходится в 2-3 раза дороже, чем в Китае? Да потому что у нас каждый год все дорожает. Цены на пушнину на международных аукционах в среднем за 5 лет не повысились, а у нас каждый год повышаются цены на энергию, корма, строительные материалы, аренду помещений. У нас себестоимость продукта растет на 7-10% в год.

Пока это будет продолжаться, мы не будем конкурентоспособны и в конце концов можем лишиться важной отрасли. Ведь звероводство кроме обеспечения легкой промышленности сырьем несет в себе и другие важные функции - решает вопрос занятости сельского населения. Сегодня в традиционно звероводческих регионах, таких как Дальний Восток, Карелия, осталось по одному хозяйству, тогда как раньше там производилось по миллиону шкурок. Важная задача звероводства - это сохранение баланса диких зверей в природе. Не было бы звероводства - животных давно бы уничтожили, и пушных зверей мы бы видели только на картинках. Очень важный аспект - здоровье людей. Ведь во всем мире звероводство - это важный источник утилизации пищевых отходов, например, отходов птицеводства, свиноводства. Во всем мире запрещено скармливать эти отходы животного происхождения всем животным, кроме пушных зверей. У нас это делается сплошь и рядом. А ведь это может привести к заболеваниям домашнего скота, и не исключено, что и людей. Предметом нашей гордости остается соболь. Это наиболее ценный и востребованный вид продукции. Сегодня мы добываем охотой 500 тысяч шкурок соболей ежегодно. Но ведь природные ресурсы не беспредельны, поэтому наша страна давно освоила производство клеточного соболя. Сегодня мы являемся стопроцентным монополистом по этому виду пушнины. Соболь по праву является национальным достоянием. Но государство не предпринимает никаких мер по его сохранению и развитию производства. Мы бьемся на самых высоких уровнях за то, чтобы правительство запретило вывоз живых соболей в другие страны на племенные цели. Все министерства "за", никто не "против", но вопрос не решается. Пока добились только лицензирования экспорта, но мы что, не знаем, как в нашей стране можно в обход всякого закона у чиновника получить лицензию на вывоз... Вместо соболя в таможенной декларации можно указать либо куницу, либо норку, и спокойно это пройдет. А спрос на племматериал за рубежом огромный. И мне страшно подумать, что наш соболь попадет, например, в Китай. Через 20 лет будем импортировать шкурки соболя из Китая, и прощай наша национальная гордость и монополия.

Разработана Программа развития соболеводства до 2020-го года. Но с апреля 2010 года проходят многочисленные согласования в департаментах минсельхоза. Они отвечают за продовольствие, за зерно, а звероводство может подождать. Нужна целевая программа развития всего звероводства в рамках общего развития АПК. Было несколько вариантов, но они загадочным образом растворялись в недрах министерства.

Ну зачем заниматься производством, когда можно закупать меха по импорту. Российские оптовые покупатели - постоянные гости всех зарубежных аукционов и ярмарок готовой продукции. Милан, Гонконг, Хельсинки, Копенгаген - они там самые желанные гости, так как Россия в силу климатических условий остается важнейшим потребителем мехов после Китая - объем продаж в России свыше 2,5 млрд долларов. Мы примерно потребляем 30% меховых изделий от общего мирового производства. А сами обеспечиваем наше совсем небольшое швейное производство не больше чем на 20%. Сейчас в стране проходят многочисленные меховые ярмарки и выставки-продажи. Там российских мехов нет, там одни импортные меха, в основном китайские. Все это снижает конкурентоспособность производителей и продавцов отечественной продукции, которые играют по правилам, то есть платят налоги. Уличная торговля у нас процветает, там продают товар зачастую низкого качества, и это подрывает имидж цивилизованной торговли, принятой во всем мире. Производителям мы условий не создаем, а торговцам импортным товаром - зеленая улица. Зайдите на оптовые рынки, и вы поймете все сами.

- Какие меха сейчас в моде?

- Норка в производстве пушнины занимает более 80%, и она по-прежнему в моде. Конечно, сегодня рынок уже насыщен меховыми изделиями из норки, и покупатели хотят чего-то нового. В мире есть колоссальный спрос на изделия из соболя. Это сейчас бренд N 1 в мире. Поэтому все купцы приезжают к нам на аукцион в Санкт-Петербург за соболем. Когда-то этот аукцион был крупнейшим в мире, сюда приезжали на торги до 350 иностранных купцов. Мы тогда продавали порядка 5 млн шкурок в год. Сейчас в моде все длинноволосые меха, в частности песец. Мировая мода на меха достаточно консервативна, здесь нет резких движений. Главное, чтобы меха были натуральные, чтобы они не были крашеные, потому что часто китайская продукция крашеная. Когда говорят "черный бриллиант" купил, то это китайская норка, крашенная в черный цвет. Термин придуман для российских покупателей.

- В свое время у нас было несколько очень известных хозяйств? В каком состоянии они сейчас находятся?

- Надо отдать должное руководству Татарии, которое заботится о развитии звероводства в республике. Сохранилось звероводство и в Ленинградской области. В Московской области на племзаводе "Салтыковский" работает уникальный директор, и хозяйство сегодня является "законодателем моды" в отрасли. В "Пушкинском" дела обстоят сложнее. Многое зависит от собственников, которые владеют предприятиями. К примеру, в Калининградской области и поголовье сохранилось, и звероводство развивается на современном уровне.

Раньше мы выращивали 16 миллионов шкурок пушных зверей ежегодно за счет собственных кормовых ресурсов. Сегодня руководители хозяйств с трудом находят корма для 2,5 млн зверей, и много кормов мы стали покупать за рубежом. Дальний Восток из-за бескормицы уничтожил поголовье. В то же время траулеры с рыбой прямиком идут в Китай, обеспечивая местное звероводство.

- Для многих коренных жителей Сибири и Дальнего Востока пушной промысел является единственным средством существования. Как сейчас обстоят дела с пушным промыслом?

- Пушной промысел в России будет сохраняться до тех пор, пока он экономически выгоден. Белку сегодня уже невыгодно заготавливать, потому что припасы стоят дороже шкурки. Остался один соболь, к которому пока интерес имеется. Есть законодательство, которое поддерживает крупных заготовителей, им отдаются в аренду угодья на длительный срок. Но многие промыслы скоро могут стать невыгодными, потому что припасы дорогие, к тому же, чтобы попасть в дальние районы, нужен транспорт, горючее, а оно тоже дорожает. Коренное население может забросить промысел, если он станет невыгодным.