Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО
Вы здесь: Главная // Аналитика

Электронный аукцион объявлен антинаучным

Добавлено: 2011-04-01, просмотров: 1032


Сибирское отделение РАН требует оградить ученых от закона о госзакупках


Председатель СО РАН Александр Асеев вынужден защищать ученых от проблем закона о госзакупках

 

Впервые главный распорядитель бюджетных средств (ГРБС) официально выступил против закона о госзакупках: президиум Сибирского отделения (СО) РАН накануне обсуждения в Белом доме концепции Федеральной контрактной системы (ФКС) Минэкономики направил главам палат Федерального собрания Борису Грызлову и Сергею Миронову обращения с призывом наложить мораторий на действие закона 94-ФЗ в части, касающейся академий наук и исследовательских центров. СО РАН отмечает "тяжелейший удар", который наносят по "модернизации экономики" новые правила применения закона, и констатирует рост стоимости научно-исследовательских работ из-за его жесткости. Ни концепция ФКС, ни альтернативные разработки ФАС полностью проблемы, которую описывает СО РАН, не решат.

Центр общественных связей СО РАН распространил обращение президиума отделения к Борису Грызлову и Сергею Миронову с призывом наложить мораторий на действие 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" (о госзакупках). Мораторий предлагается распространить на ту часть закона, которая касается российских академий наук, а также федеральных и исследовательских университетов. Президиум отделения предложил создать рабочую группу при Госдуме для внесения необходимых изменений в законодательство. Протесты против сложностей, которые ставятся госзаказчикам 94-ФЗ, уже наблюдались — но впервые официально против закона, действующего с 2006 года, выступает один из ГРБС. СО РАН формально не является, в отличие от большинства ГРБС-министерств и ведомств, частью правительства РФ, однако с точки зрения бюджетного процесса оно занимает то же положение, что и, например, Минэнерго.

Напомним, с 1 января 2010 года вступила в силу новая редакция 94-ФЗ, из которой были вычеркнуты многие положения редакции закона от 2008 года, вызывавшие критику участников торгов,— прежде всего госзаказчиков. В частности, отменялись предквалификация, двухэтапные конкурсы и запрос котировок. Торги должны проводиться только в электронном виде, а основным критерием отбора победителя стала предложенная цена. За этим немедленно последовали протесты, прежде всего научных учреждений, больниц, школ. При этом претензии к новому режиму 94-ФЗ имеют две крупнейшие составляющие: режим электронных госзакупок, с одной стороны, делает крайне сложными неформальные договоренности с поставщиками госзаказчика, с другой — ограничивает возможность заказчика получить требуемый товар или услугу в короткие сроки.

В СО РАН, не разделяя эти проблемы, провозглашают, что 94-ФЗ наносит "тяжелейший удар по планам модернизации российской экономики на основе генерации новых фундаментальных знаний и их трансформации в высокие технологии". По мнению председателя отделения Александра Асеева и главного ученого секретаря Николая Ляхова, введение "новой товарной номенклатуры" в несколько раз увеличивает время поставки необходимых расходных материалов, зачастую непригодных для проведения научно-исследовательских работ, и приводит к росту их стоимости. Кроме того, указано в обращении, изменения ограничивают расходование любых внебюджетных средств, в том числе и тех, что поступают в рамках договоров от коммерческих компаний. Это отталкивает малый и средний бизнес от взаимодействия с университетами и научными организациями. "94-ФЗ вступает в прямое противоречие с установкой на дальнейшее расширение процессов интеграции инновационного бизнеса и науки. Дело дошло до того, что в инновационной бизнес-среде, технопарках и технико-внедренческих зонах принадлежность институтов РАН к госучреждениям расценивается как серьезный негативный фактор",— утверждают в академии.

Как рассказал "Ъ" член совета молодых ученых Института ядерной физики СО РАН Андрей Шошин, раньше закупки на сумму не более 100 тыс. руб. можно было делать без конкурса, поэтому сроки поставок составляли максимум три месяца. Теперь любую закупку нужно производить по конкурсу, и сроки поставок в ряде случаев выросли до полугода. По мнению председателя президиума Сибирского отделения Российской академии сельскохозяйственных наук (СО РАСХН) Александра Донченко, новый 94-ФЗ в значительной степени "парализовал научную деятельность институтов СО РАСХН". Отметим, с февраля 2011 года такого рода мнения в российских научных учреждениях во всей России практически безальтернативны.

Впрочем, в СО РАСХН полагают, что ситуация может измениться к лучшему без вмешательства СО РАН. По данным руководителя СО РАСХН, на федеральном уровне "готовятся различные послабления для научных учреждений, в частности, будет разрешено напрямую заключать договоры с поставщиками" (эта практика всегда оценивалась ФАС как крайне коррупционная). Отмена базовых положений 94-ФЗ в версии 2011 года действительно решит проблемы ученых — и не только их, однако она же откроет возможность вернуться к коррупционным практикам в этих сферах. Закон, разработанный ФАС, в нынешнем виде одновременно "давит" и легальные, и коррупционные практики — соответственно, протесты против 94-ФЗ невольно объединяют и пострадавших от антикоррупционного эффекта электронных аукционов и тех, кому он затрудняет легальную работу. Таким образом, сторонники 94-ФЗ находятся в том же двусмысленном положении — одновременно как "борцы с коррупцией" и "душители науки".

ФКС, которая призвана заменить 94-ФЗ, в этом отношении вряд ли принципиально лучше закона — большинство ее новаций в этой сфере не предполагают радикального изменения идеологии контроля госзакупок. При этом 24 марта на президиуме правительства не будет обсуждаться документов, которые бы позволили в обозримом будущем перенести акценты при контроле — по крайней мере в научной и социальной сфере с мониторинга цены на мониторинг результатов бюджетных трат. Элементы этого подхода есть только в концепции ФКС, которая, впрочем, не претендует на отказ от тотального и дорогостоящего контроля процедуры госзакупок.

Источник: Коммерсантъ