Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО
Вы здесь: Главная // Аналитика

В тезисах и в деталях

Добавлено: 2011-04-05, просмотров: 1109


Глава РСПП обсуждает инициативы президента

"Российская Бизнес-газета"


Президент РФ Дмитрий Медведев предложил ряд инициатив по улучшению бизнес-климата в России. Безусловно, мы оцениваем программу инвестиционного прорыва очень позитивно. Кроме того, если сравнить наши предложения по улучшению инвестиционного климата, которые мы готовим, в том числе для предстоящего съезда РСПП, то мы видим, что они пересекаются очень существенно. Это, безусловно, облегчает нашу работу по лоббированию наших интересов, интересов предпринимательского класса в целом, но в то же время требует перевести работу в практическую плоскость. Не только предлагать базовые схемы, направленные на улучшение инвестиционно-делового климата, но и прописывать их достаточно детально.

Возьмем некоторые из предложений президента. В частности, предложения, связанные с госкапитализмом и реформированием госкапитализма. Мы пару лет назад предложили начать массовую приватизацию государственного имущества, с тем чтобы доход от приватизации использовать для пополнения социальных бюджетов, пенсионных фондов, фондов соцстрахов, фонда медицинского страхования, с тем чтобы не повышать с 26 до 34% отчислений в соответствующие фонды. Предложения президента рассмотреть возможность возврата к старому уровню платежей и одновременно снижение роли госкомпаний, в том числе определение четких графиков приватизации банков, инфраструктурных, государственных компаний, лежат ровно в этом русле. Мы считаем, что, безусловно, как об этом сказал президент и председатель правительства Владимир Путин, простых решений не должно быть, нельзя просто снизить то, что повысили с января этого года. Но если мы действительно более агрессивно реализуем программу приватизации, ту, о которой правительство заявило в начале прошлого года, но достаточно медленно реализуем, потому что многие госкомпании считают, что им как раз необязательно приватизироваться, то тогда у нас появится схема пополнения доходов тех социальных фондов и одновременное снижение ставок социальных платежей. Мы по всем направлениям, которые предложены президентом России, готовы дать конкретные предложения, тем более что правительство сейчас озабочено поиском схем реализации таких предложений, таких схем, которые были бы сбалансированы с точки зрения ресурсной базы и эффективности результатов этой работы.

- Как отразится на бизнесе вывод чиновников из состава советов директоров госкомпаний? Будет ли больше свободы для компаний? Не пострадают ли интересы государства? Какие рычаги воздействия на бизнес остаются в руках правительства, эффективны ли они?

- Президент предложил, как известно, вывести чиновников, министров, вице-премьеров, которые регулируют те или иные виды деятельности, из совета директоров тех компаний, которые работают на конкурентном рынке во всех областях деятельности, которыми руководят эти члены правительства. Решение абсолютно верное, это конфликт интересов. А мы неоднократно говорили, что такой пример, как присутствие председателя совета директоров вице-премьера Игоря Сечина в "Роснефти", безусловно позволяет этой компании решать многие вопросы гораздо быстрее, нежели любой другой частной компании, будь то "ЛУКОЙЛ", "Сургутнефтегаз", ТНК-BP. Если эти компании заставить работать в конкурентном поле, то роль независимых директоров должна повышаться. Если государству нужно присутствовать в капитале такой компании, то вообще можно спуститься до блокирующего пакета акций либо до золотой акции, т.е. все акции вывести на рынок. И через золотую акцию, через другие механизмы регулирования, которые оговорены в законе, если это не конкурентный сектор, а услуга публичная, оказываемая этой компанией, услуга, которой могут воспользоваться все остальные участники рынка, вот тогда присутствие государства может быть урегулировано в законе и тогда представитель правительства может присутствовать в составе совета директоров. Та же компания "Транснефть", она не в рыночном поле работает, и там представитель правительства, даже если он занят регулированием этой деятельности, может присутствовать. Поэтому первое, что надо определить, это те компании, которые работают в рыночном секторе, но по каким-то историческим или иным причинам находятся под контролем государства с формальной точки зрения, с точки зрения капитала. И это, на самом деле, одновременно программа приватизации. Компании, работающие в рыночном секторе, в конкурентном секторе, вполне могут быть приватизированы. Первым шагом к этому могут быть выведения представителей правительства из состава совета директоров этих компаний. Более того, даже в компаниях, являющихся, естественно, монопольными, можно и нужно представителей правительства менять на независимых директоров, как в случаях, когда это возможно совместить с законодательным регулированием деятельности этих компаний. Я являюсь независимым членом совета директоров уже два года в ОАО "РЖД". И там большинство имеют независимые директора, что не мешает государству проводить свою линию, в том числе через программу реформирования Российских железных дорог, через установление тарифов, через согласование инвестиционных программ. Поэтому рычаги есть, и замена представителей правительства на независимых директоров на самом деле позволяет обкатать позицию правительства на профессиональных независимых директорах, их точку зрения учесть, и, безусловно, это увеличивает доступ к информации. Информации о деятельности правительства, деятельности государственных компаний в этой области.

- Получат ли инвесторы больше прав вследствие улучшения доступа к информации о деятельности компаний и внедрения института инвеступолномоченных в федеральных округах?

- Президент предложил создать Институт инвестиционных уполномоченных в федеральных округах, которые будут следить за состоянием инвестиционного климата. Это своего рода омбудсмены инвестиционные, которые, кстати, существуют на федеральном уровне. На протяжении последних лет правительство назначало ответственного за интересы инвесторов, но, правда, в основном - иностранных инвесторов. При председателе правительства функционирует совет по иностранным инвестициям, и высокопоставленный чиновник, сейчас это Игорь Шувалов, первый вице-премьер, отвечает за удовлетворение жалоб иностранных инвесторов. Тот факт, что сейчас вопрос ставится шире, и речь идет об инвестклимате в регионах, а как с точки зрения иностранных инвесторов, так и с точки зрения российских инвесторов, и этот механизм будет совмещен и с реагированием на жалобы и граждан, и предпринимателей... на плохое реагирование, и отсутствие такового, в случае коррупционных технологий при регулировании деятельности инвесторов. Эти механизмы, безусловно, полезны, но они не закрывают всего поля создания благоприятного инвестиционного климата, поскольку климат зависит от административных барьеров, которые не сводятся только к коррупции. Административные барьеры могут иметь и другие причины, и другие формы, так сказать, прикрытия, и другие цели. Просто, как говорится, многие чиновники, упиваясь властью, иногда удовлетворяют и без коррупционных схем свои интересы. Часто административные барьеры, и в регионах в том числе, - это поддержка "своих" компаний, и отсутствие равного доступа к рынкам, к госзаказам, госуслугам, муниципальным услугам и так далее, то есть это неравные условия предпринимательской деятельности. И вот если инвестпредставители будут не просто жаловаться на конкретные коррупционные механизмы поведения властей в регионах и федеральных округах, а будут создавать равные условия доступа компаний малых и средних и крупных к тем или иным госуслугам, инвестиционным услугам, к рынкам прежде всего, вот это - результат. Вот это одна из важнейших задач, но она, безусловно, не может подменять деятельность таких структур, как федеральная антимонопольная служба, другие регуляторы. И мы должны продумать механизм взаимодействия таких омбудсменов с теми органами власти и их представительствами на местах, которым по закону положено этим заниматься.

- Как вы оцениваете создание российского фонда прямых инвестиций в России, как это отразится на инвестиционном климате?

- Президент еще в Давосе объявил о создании суверенного фонда прямых инвестиций, и в Магнитогорске он подтвердил, что работа по созданию такого фонда, суверенного фонда прямых инвестиций, активно сейчас ведется. И при Внешэкономбанке будет создана управляющая компания, компания, управляющая этим фондом. И возникает вопрос, как эта новая структура соотносится с другими институтами развития. В принципе, задача этого фонда прямых инвестиций достаточно узкая - это привлекать иностранных инвесторов в инфраструктурные проекты на территории России и давать им дополнительные гарантии через участие фонда, суверенного фонда, в проекте, облегчать согласование этих проектов и так далее. В принципе, инвестиционный фонд, который был создан несколько лет назад и который сейчас немного похудел, поскольку новых проектов мало, в лучшем случае сможет лишь старые проекты доводить до конца. Задача практически та же самая. И я думаю, что принципы функционирования этих фондов можно сделать если не одинаковыми, то гармонизировать их, поскольку и тот и другой фонд должны быть ориентированы на инфраструктурные проекты межрегионального значения, подтягивать инфраструктуру в тех областях, где мы явно отстаем, где эта отсталость может быть бутылочным горлышком в будущем экономическом росте. И в одном случае у нас чиновная схема определения проектов, их эффективности. В другом случае, судя по всему, будет действовать более рыночная технология, сопоставимая с функциями любого инвестбанка. Думаю, что вот здесь мы получаем возможность сопоставить два механизма. Есть и фонд национального благосостояния, который больше ориентирован на социальные задачи, и мне кажется, что и здесь можно подумать над тем, чтобы управление этим фондом осуществлялось на более инвестиционно-рыночных началах. Так это происходит в Норвегии, например, где фонд будущих поколений слит, кстати сказать, с пенсионным фондом и управляется на рыночной основе. Вкладываются эти средства в надежные и достаточно доходные инструменты, в том числе и в инвестиционные проекты. Поэтому появление еще одного инструмента, безусловно, это плюс, но одновременно нужно подумать над тем, чтобы новый инструмент - это было не признание неэффективности старых инструментов, а развитие всех, с выделением ниш, площадок, где каждый из институтов развития, каждый из фондов может иметь свои конкурентные преимущества.

- Расскажите о влиянии инициатив президента на улучшение делового климата?

- В Магнитогорске президент Медведев предложил дать минэкономразвития полномочия отменять те нормативные акты, которые препятствуют развитию делового климата. На мой взгляд, это абсолютно верно, поскольку нынешний механизм регулирующего воздействия не имеет окончания. Все нормативные акты, затрагивающие интересы бизнеса по перечню вопросов, которые в прошлом году установило правительство, подлежат оценке регулирующего воздействия, то есть воздействия на бизнес. Минэкономразвития, получая проект на согласование, согласовывает его с бизнес-объединениями, в частности с РСПП. Мы готовим свои заключения, на их основе и на основе других заключений минэкономразвития готовит свою позицию, но права вето на проекты, ухудшающие позиции бизнеса, у него нет. И президент предложил сделать завершенной такую технологию регулирующего воздействия.

Здесь есть над чем еще поработать. В частности, перечень тех вопросов, которые могут рассматриваться бизнес-сообществом в рамках оценки регулирующего воздействия, сейчас достаточно ограничен. Мы считаем, что его надо расширять, и это тоже предмет нашего диалога с правительством: какие нормативные акты должны проходить процедуру оценки регулирующего воздействия и по каким вопросам минэкономразвития имеет право вето на принятие таких актов. Кроме того, было бы правильно провести ретроанализ тех актов, которые были приняты в прошлом с точки зрения их воздействия на бизнес, и отменить те из них, которые явно наносят ущерб деловому климату. Так что инициатива президента очень важна, но не менее важно ее правильно "упаковать" в технологии.

Президент Медведев предложил внести в парламент законопроект, который позволил бы сузить полномочия правительственной комиссии по выдаче разрешений на реализацию проектов в стратегических отраслях с участием иностранных инвесторов. Это продолжает ту линию, о которой недавно говорил и председатель правительства. Я напомню, Владимир Путин на заседании правительственной комиссии по иностранным инвестициям предложил повысить с 10 до 25% порог доли иностранных инвестиций в проектах, связанных с разработкой недр. Раньше любая инвестиция объемом больше 10% подлежала согласованию в комиссии, теперь инвестиция до 25% будет носить уведомительный характер.

Я думаю, что это в целом позволит улучшить инвестиционный климат и позволит иностранным инвесторам идти в стратегические проекты, где мы нуждаемся в новейших технологиях.