Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО
Вы здесь: Главная // Аналитика

Обойдутся без Хирша

Добавлено: 2011-12-20, просмотров: 971


Завтра состоятся выборы новых членов РАН

"Российская газета"
Мечта подавляющего большинства ученых - попасть в РАН. Фото: Из архива "РГ"
Мечта подавляющего большинства ученых - попасть в РАН. Фото: Из архива "РГ"

Общее собрание РАН должно называть имена 82 новых академиков и 134 членов-корреспондентов.

Раз в три года РАН становится медиа-и сетевой звездой. О науке вспоминают даже некоторые "желтые" СМИ. Что и понятно - выборы. И предвкушение скандала. Повод для него на поверхности: в списке претендентов есть персонажи, чей вклад в науку вызывает сомнение. Это может легко выяснить любой желающий, заглянув в Интернет, где вывешены данные по публикациям, цитированию и индексу Хирша.

В Уставе РАН продекларировано, что членами академии должны избираться люди, обогатившие науку трудами первостепенного значения. Для избрания претендент обязан представить список научных трудов и отзыв с места работы. Вроде бы вполне надежное сито, чтобы не засорить академические ряды. Но, скажем, академик Виталий Гинзбург сетовал, что много раз участвовал в выборах и всегда оставался неприятный осадок, так как часто членами академии становились далеко не самые лучшие.

И он не одинок в своем разочаровании. Многие ученые говорят, что в академию проходят люди, чьи достижения в науке не разглядишь в самый мощный микроскоп. Как подобное удается? На выборной кухне есть немало рецептов, чтобы провести в академию нужного человека. Скажем, через то или иное Отделение выдвигаются люди, которых здесь никогда в глаза не видели, и даже о них не слышали. Так, претенденты могут быть химиками, а избираться по Отделению биологии или нанотехнологий. Или наоборот. Такое перекрестное опыление позволяет проводить даже тех, кого заваливали на "родных" Отделениях.

Или незадолго до выборов объявляются вакансии под узкие научные направления, что позволяет фактически безальтернативно выбирать нужных людей. Но, пожалуй, самый сильный инструмент - лоббирование интересов разных групп. В этой подковерной борьбе чаще всего проходят в члены РАН директора, разные администраторы и эффективные менеджеры, которые могут вовсе не блистать научными результатами.

Впервые выборную кухню мне довелось наблюдать, когда работал под руководством академика Кириллина, возглавлявшего одно из отделений академии. Уже за месяц около его кабинета начиналось роение солидных людей. Шли как ходоки к Ленину. В кабинет впускали по одному, остальные ожидали и тревожно переговаривались. Их будущее решалось именно здесь, а заседания в отделениях, Общее собрание по сути просто штамповали решения, принятые кабинетным ареопагом. В члены академии не выбирали, а назначали. И сегодня отработанная годами система вряд ли серьезно изменилась.

Чтобы прикрыть эту кухню, есть радикальное средство - оценка претендента по числу его публикаций, цитирований в престижных журналах, по индексу Хирша. Конечно, это не единственный критерий, важны и другие, но он гарантирует, что борьба за место под академическим Солнцем пойдет только между сильными учеными. Это уже совсем другая лига, сюда аутсайдер не проскочит. И в РАН уже появились те, кто играет по таким правилам, скажем, секция молекулярной биологии. Но это добрая воля самих ученых, в Уставе РАН подобная практика не прописана.

Кстати, в свое время именно требование учитывать публикации и цитирование при оценке работы ученого вызывало бурные споры РАН и минобрнауки. Академики стояли насмерть, доказывая, что этот показатель ни о чем не говорит, что только сами ученые знают, кто есть кто, что при желании можно "наплодить" сколько угодно публикаций, поднять Хирша до небес. Казалось бы, а что же мешает? Ведь опубликование статьи - самый распространенный способ для ученого заявить о себе миру. Кстати, и нобелевские премии, как правило, присуждают тем, кто раньше других оповестил научное сообщество о своем открытии.

Конечно, критерий оценки по публикациям и цитированию имеет свои недостатки, но пока лучшего инструмента научное сообщество не придумало. Без такой шкалы трудно понять, каково же место нашей науки в мировой. Увы, сегодня она скатывается все ниже. Так, по числу публикаций мы уже выпали из первой десятки, пропустив вперед не только ведущие страны мира, но и Индию, Бразилию, Испанию, немного опережая Турцию и Тайвань.

Наш выдающийся математик академик Колмогоров делил претендентов на вступление в академию на три группы: кого нельзя не принять, кого можно и принять, а можно отставить, и, наконец, кого нельзя пропускать в академию ни в коем случае. Завтра Общее собрание РАН решит, какой вариант для него предпочтительнее.

о выборах в РАН

На проблему с избранием новых членов РАН неоднократно обращал внимание один из самых авторитетных отечественных ученых, академик, лауреат Нобелевской премии Виталий Гинзбург. Вот что он писал в статье "Академикам не платить" ("РГ" 16.01.2007 года)

Я работаю в академии наук с 1940 г., много раз участвовал в выборах и не помню, чтобы они не оставляли неприятного осадка, так как часто по итогам голосования академиками и членами-корреспондентами становились далеко не самые лучшие.

Убежден, что выбирать в РАН нужно только за научные заслуги. Любые другие аргументы, скажем, "нужен директор" или "надо дать дорогу молодым" - не должны рассматриваться.

Ни в коем случае нельзя раздувать роль членов академий. Кстати, именно это уже привело к неоправданному разбуханию РАН. Скажем, в 1984 году в АН СССР насчитывалось 249 академиков, а сейчас их около 500. А ведь население России примерно вдвое меньше, чем было в Советском Союзе. То есть число академиков, так сказать, на душу населения возросло примерно в четыре раза, а значит, настолько же должно увеличиться число ученых, "обогативших науку трудами первостепенного научного значения". Согласно Уставу РАН, именно такие люди должны избираться академиками. Конечно, это было бы смешно, если бы не было так грустно.

Теперь что касается самих выборов. Нередко выборные кампании проходят наспех, экспертные комиссии создаются непосредственно перед выборами и работают почти в авральном режиме. Что естественно сказывается на качестве отбора претендентов. Думаю, что экспертные комиссии должны начинать оценивать будущих кандидатов задолго до выборов. И при этом важно использовать индексы цитирования научных публикаций. Конечно, эти данные не следует абсолютизировать, иногда они не совсем верно характеризуют ученого, но, безусловно, такие сведения полезны, о чем свидетельствует мировая практика.

справка "РГ"

Индекс Хирша предложен в 2005 году американским физиком Хорхе Хиршем, Это более адекватная оценка работы ученого, чем общее число публикаций и цитирований. Так, индекс, равный 10, означает, что ученым было опубликовано не менее 10 работ и каждая процитирована 10 и более раз. Количество работ, процитированных меньшее число раз, может быть любым. Индекс позволяет отсеивать "случайных соавторов", он будет высоким лишь для тех, у кого достаточно публикаций, и многие из них часто цитируются. Индекс хорошо работает лишь при сравнении ученых, работающих в одной дисциплине, например, в биологии и медицине он намного выше, чем в физике или химии.

В США индекс у физика, равный 10-12, позволяет рассчитывать на постоянное место работы в крупном университете; индекс 15-20 соответствует членству в Американском физическом обществе, а 45 и выше открывает двери в Национальную академию наук. У самого Хорхе Хирша он составлял 49.