Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО
Вы здесь: Главная // Аналитика

ИЗВЕЧНЫЕ ПРОБЛЕМЫ НАНОИНДУСТРИИ, ИЛИ КОМУ ЖЕ ВСЕ-ТАКИ НАДО ИНВЕСТИРОВАТЬ В НАНО?

Добавлено: 2012-11-16, просмотров: 973



Источник: Инвестиции в России, Леонид РАТКИН



В октябре в подмосковном Звенигороде Российской академией наук (РАН) и Российским фондом фундаментальных исследований (РФФИ) была организована Международная конференция «Микро- и наноэлектроника – 2012». О перспективах развития отрасли и ее ключевых трендах – в настоящей публикации.

В этом году основной темой проводимой раз в несколько лет конференции, помимо обсуждения текущих перспектив отраслевого развития, стали квантовые вычисления. Организаторы с удивительной проницательностью, достойной Великих естествоиспытателей, в программе, сформированной еще летом, интуитивно предугадали и точно определили главный тренд научного сезона: спустя только несколько недель после проведения конференции Нобелевский комитет объявил лауреатов главной Международной научной награды по физике – в 2012 году ими стали ученые Серж Арош (Франция) и Дэвид Вайнленд (США) за создание прорывных технологий манипулирования кантовыми системами. В рамках конференции была проведена расширенная сессия «Квантовая информатика», состоящая из семи (!) самостоятельных частей, логических связанных последовательным изложением уникального научно-исследовательского материала.

В наблюдательном совете, программном и организационном комитетах – всемирно-известные ученые, среди которых особо следует отметить роль академика-секретаря Отделения нанотехнологий и информационных технологий (ОНИТ) РАН, Президента НИЦ «Курчатовский институт», секретаря Общественной палаты академика Е.П.Велихова, директора Физико-технологического института РАН (ФТИАН) академика А.А.Орликовского, вице-президента РАН академика А.Л.Асеева, заместителя академика-секретаря ОНИТ РАН, директора Института радиотехники и электроники (ИРЭ) им. В.А.Котельникова РАН академика Ю.В.Гуляева, директора НИИ системных исследований РАН академика В.Б.Бетелина, директора Института проблем лазерных и информационных технологий РАН академика В.Я.Панченко, ректора Московского института радиотехники, электроники и автоматики (технического университета) академика А.С.Сигова, академиков Ф.А.Кузнецов, Ю.К.Пожела, членов-корреспондентов РАН В.Ф.Лукичева и А.С.Горбацевича и многих других. Среди иностранных ученых можно отметить лауреата Нобелевской премии К.Новоселова (Манчестерский университет, Великобритания), академика НАН Республики Беларусь В.А.Лабунова, сотрудников научных центров и университетов США, Бельгии, Голландии, Австрии, Тайваня, Украины, Японии, Германии, Франции, и ряда других стран.

Конференция открылась специальной презентационной сессией, представившей группу высокотехнологичных компаний – SemiTEq, НПО «Серния», «INTERTECH Corp.» и «Technoinfo Limited». На пленарных заседаниях были, в частности, представлены доклады по новым материалам и структурам, приборам и оборудованию, селективному эпатаксиальному росту SiGe и Ge, ИК и терагерцевым детекторам на базе графена, перспективным приложениям для 3С-SiC на кремниевой технологии.

На расширенной сессии «Квантовая информатика» были представлены разработки, в т.ч., по анализу квантовых корреляций, математическим моделям квантовых шумов, квантовым компьютерам, квантовой адресации фотона, бифотонного контроля спектра, квантовых коммуникаций, квантовой информатике и спектроскопии, применению интегрированных алмазных наноструктур для квантовой информатики, наноалмазам для различных источников, формированию квантового регистра, анализу методов и результатов квантовых процессов, изучению адиабатических и неадиабатических химических реакций в конденсированных средах, исследованию многоагентных моделей.

Также состоялись секционные заседания по микро- и наноприборам, суперпроводимости структур, моделированию, литографии, магнитным микро- и наноструктурам, нанометрологии, микро- и наноэлектронным структурам, технологиям плазмы и ионных пучков, микро- и наноэлектромеханическим системам. Среди множества докладов особо выделим сорокаминутное англоязычное выступление директора ИРЭ РАН, выпускника легендарного ФизТеха (первого выпуска!) академика Ю.В.Гуляева по применению углеродных нанотрубок и наноструктур, используемых в качестве многофункционального материала для электронной эмиссии.

В рамках работы конференции была организована выставка, на которой был представлен ряд высокотехнологичных российских и иностранных компаний, специализирующихся в сфере производства оборудования, приборов и устройств для производства и тестирования микро- и наноэлектронных средств и систем. Параллельно с Международной конференцией «Микро- и наноэлектроника – 2012» была проведена работа воркшопов, на которых особое внимание уделялось проблемам разработки приборов и устройств класса «Кремний-на-изоляторе».

Конечно, на данной конференции, участником которой был автор, основное – не только доклады на пленарных и секционных заседания. Это возможность неформального общения с представителями российского и зарубежного научного сообщества. Чем живет мировая наноиндустрия? Каковы «болевые точки» нанонауки? Какие тренды развития наноотрасли наиболее перспективны?

На эти и другие вопросы участники получили вполне исчерпывающие ответы. Неделя вдали от столичной научной жизни не только не убавила творческого увлечения докладчиков, среди которых – и академики, и студенты, но и позволила по-другому оценить собственные и другие научные разработки, отнестись с уважением к критическим замечаниям и по-иному рассмотреть свою степень участия в мировых нанотехнологических исследованиях.

В своих докладах иностранные участники неоднократно подчеркивали важность проведения системных научных исследований. Как очевидные, само собой разумеющиеся, упоминали вопросы, связанные с финансированием научных разработок, подчеркивали зависимость между регулярностью капиталовложений в научные разработки, и скоростью и достоверностью получаемых результатов. На фоне докладов иностранных ученых наши доклады смотрелись несколько по-иному. Та часть научных исследований, которая была посвящена разработкам в период существования СССР, была похожа на аналогичные разработки зарубежных коллег. Зато части докладов, в которых рассматривались работы в новейший исторический период развития России (после развала СССР) они (да не будет это сказано никому в обиду) на фоне бравых иностранных победных реляций больше напоминали героический эпос из серии «борьба за урожай при нехватке комбайнеров, комбайнов и даже горюче-смазочных материалов». Почему?

Как в девяностые годы российская наука осталась практически без средств к существованию, помнят немногие (но те, кто помнят, запомнят это навсегда!). Большинство ушло, а научные разработки велись с двойной – тройной нагрузкой заметно поредевшими научными коллективам. На оперативках вопросы научных тем были постепенно вытеснены (не совсем, но заметно) вопросами выживания. На высоком уровне публично обсуждался вопрос сродни «философской дилемме о курице и яйце»: что должно быть первым: финансирование разработок с последующим получением результатов, или получение результатов для обоснования необходимости выделения средств на разработку? Для тех бюрократов, кто не видел «плодов» этого обсуждения – ходящих «по стенке» от недофинансирования и падающих от недоедания сотрудников на научных предприятиях, решение этой проблемы было забавно: размышлять о великом в отрыве от насущных потребностей общества им было не впервой. Но не наблюдаем ли мы начало нечто похожего? Опять с высоких трибун заявляется о необходимости оценки работ по сложным системам с множеством критериев, обосновывающих целесообразность их финансирования. Ставится под сомнение необходимость развития целых научных направлений, не говоря уже о научных школах. Ученых в России намеренно ставят в неудобное положение, заставляя оправдываться в том, что и сомнению подвергаться не должно. Это сейчас наблюдается в различных сферах, особенно касающихся фундаментальных наук. Впечатление таково, как будто кто-то дал команду «фас», и по сигналу на российскую науку по разным фронтам началось наступление.

Почему ученые в России, вместо того, чтобы действительно заниматься Наукой, должны тратить большую часть своего времени для обороны своих позиций? Оправдываться в том, что ими избраны математические и физические науки в числе приоритетных направлений развития (поди докажи это тем, кто и элементарной логикой не владеет!)? Убеждать оппонентов в том, что создание, реорганизация и ликвидация академических институтов в России – прежде всего, прерогатива самой Академии, а не группы чиновников, которые не помнят и даже не могут правильно произнести их названия? Доказывать несуразность и неразумие при объявлении конкурсов на научные работы, заставляя конкурировать академические организации друг с другом там, где конкуренция идет во вред?

Что вообще творится в России с Наукой, которая ежедневно вынуждена вести круговую оборону от назойливых СМИ, проверочных организаций, периодически отбивая рейдерские выпады, и при этом непрерывно продолжая заниматься решением текущих научных проблем, догоняя и обгоняя зарубежных конкурентов? Если мы этого не можем понять, как же это могут понять наши зарубежные коллеги?

На конференции эти вопросы в кулуарах задавались часто, особенно – представителями других стран. Задавались не с целью принизить достижения российской Науки, которая по-прежнему известна, чтима и уважаема за рубежом, а с целью разобраться в истинных причинах происходящего. Поскольку предметной областью были разработки в сфере микро- и наноэлектроники, а рабочим языком – английский (за редким исключением), пришлось именно на нем зарубежным коллегам объяснить особенности отечественного законотворчества, яркой «любви» бюрократии к Науке в России, возможных последствий наблюдаемых изменений и перспектив развития ситуации.

В стране, подарившей миру многих Нобелевских лауреатов, тема нанотехнологий неразрывна с проблемой их внедрения и финансирования. Российские ученые объясняли иностранным коллегам специфику нормативно-правовой базы и ее применения при реализации нанопроектов с международным участием, но все равно остался открытым вопрос: кому выгодно финансирование наноиндустриальных проектов в России? Почему надо убеждать нормотворческие органы в необходимости оказания содействия, «бегать» за инвесторами, стимулировать отечественные финансовые институты, совершать инновационные прорывы, осуществлять пролонгированную поддержку нанопроектов на государственном уровне?

Действительно, кому же надо сейчас инвестировать в наноиндустрию? Кому это выгодно в России? Малый бизнес в нынешних финансово-экономических условиях вкладывать капитал в нанопроекты не может, не хочет, потому что …боится! Не одна сотня директоров была собеседником автора, прежде чем и мне и им удалось уяснить очевидную истину: сейчас в России условий для свободного развития научного предпринимательства, к сожалению, пока нет. Есть только брошенные в почву зерна – мои собеседники их назвали «островками свободы», «зачатками». В чем проблема?

Пять лет назад, после исторического выступления Президента РФ В.В.Путина, обосновавшего необходимость интенсификации работ в наноиндустриальной сфере и озвучившего российскую наноинициативу, было создано РОСНАНО. Под нанопроекты выделили большие средства. Так вот, беда в том, что эти средства есть, но к ним малым научным предприятиям практически не подобраться! Доходят, добредают, добираются до цели считанные единицы, вконец измотанные бюрократической волокитой, основательно измученные непрерывными проволочками, нередко забывшие о цели (и ради чего они все это затевали?), и, кстати, изрядно поиздержавшиеся в пути. Когда одному из директоров была озвучена цифра, что на получение разрешительной документации его коллега потратил полмиллиона (!), он искренне порадовался за него («вот счастливчик!») и даже по хорошему позавидовал, что тот так легко отделался («дело, видно, до кризиса было?»).

Ну и где в скромных бюджетах академических структур можно изыскать такие суммы? Не потому ли, например, количество патентов на промышленный образец, полезную модель и даже изобретение в России, к удивлению Минобрнауки РФ, не растет в геометрической прогрессии, в отличие от ряда западных стран? А, кстати, как вообще стимулируют инноваторов на российских научных предприятиях? В подавляющем большинстве - опять из той же прибыли, из которой, в т.ч., закупают компьютеры и даже платят надбавку за ученую степень и ученое звание! Хотя бы от этого позора в XXI веке можно избавиться в нашей научно-образовательной системе? Если Министерство образования и науки искренне ратует за развитие системы высшего образования и чистоту рядов ученых (чтобы каждый ученый был «на счету»!), неужели нельзя ликвидировать это недоразумение? Объясняя в перерывах на Международной конференции между заседаниями этот правовой казус удивленному японскому коллеге, мне пришлось основательно потрудится, чтобы правильно сформулировать, почему Министерство образования и науки РФ до сих пор не организовало систему поименного, персонального учета ВСЕХ ученых страны, для того, чтобы организовать выплату им через соответствующие структуры докторской или профессорской надбавки к зарплате. Почему, если ученый работает в вузе, на государственной службе или в ряде других организаций, он эту надбавку получает, а в остальных случаях, например, на многих оборонных предприятиях РФ – нет? Этого так и не смог понять наш зарубежный коллега, и, кстати, пока ему это объяснял, сам тоже так и не понял. Запомнил слова, которые он сказал на прощание: «Удивительно, налоги вы платите из любого места, поскольку Вас идентифицируют. А почему Вам не везде платят научную надбавку? Это же ограничение прав! Разве ученый виноват, что он работает не в том месте, где ее платят или могут платить? Он имеет степень, звание? Если да, выплату надбавки необходимо организовать!». Надеюсь, эти слова воспримут как руководство к действию в Минобрнауки РФ.

Возвратимся к «закону больших чисел для малых предприятий». Кто более достойный кандидат на получение финансирования нанопроекта? Крупный бизнес? – Ему это «нано» ну не очень-то и надо! Объем средств сопоставим с теми ресурсами, которыми предприятия уже располагают (очень большой бизнес пока не рассматриваем – там совсем другие цели, задачи и средства!), а нередко и гораздо меньше. Времени потратить придется все равно много, а толку? Кто же тогда остается? – Бедный среднестатистический бизнес. Помнится, один из романов Виктора Гюго называется «Униженные и оскорбленные». По аналогии с ним в народе средний бизнес давно называют «Обиженные и усредненные». Тем, кому сутками (до обморока) приходилось сидеть на приеме в налоговых, закупать на среднестатистическую корпорацию компьютеры по напутствию директора «ценой поменьше – качеством повыше», параллельно запускать на паре сотен ПЭВМ установку лицензионной операционной системы и работать в таком режиме сутками «многостаночником», по себе знает, что средний бизнес – это тот, который не хочет стать малым, но у которого в силу «замотанности» и «задерганности» нет сил подняться выше. Средний бизнес инерционен, и хотя опытнее малого, но желания окунаться в высокорисковые проекты у него по-прежнему нет. Вот поэтому сейчас в нанопроектах малого, среднего и большого бизнеса гораздо меньше, чем ожидалось.

Организаторы и устроители шоу участия в «нанопроектах», конечно же, относят вялое участие на счет кризиса. Но в условиях кризиса живет много других стран. И там, где нормальные условия, внятные, понятные и прозрачные условия игры, она идет совсем по-другому – не «из-под палки», а с активным участием представителей науки и бизнес-сообщества. Вот если бы на создаваемом Общественном телевидении, которое начинает вещание с Нового года (и которому почему-то, как в наследство, передаются в пользование рабочие частоты пока еще работающего в этом году телеканала «Звезда», из-за чего в народе оно уже задолго до начала вещания получило название «Звездного Общественного телевидения»), появилась телепередача «Чего хочет малый бизнес?», думаю, руководители страны и регионов узнали бы много нового о том, чего на самом деле не хватает российской государственности для того, что бы в стране реально развивалось научное предпринимательство. Нужна не встряска, а реальный открытый полноценный, и главное, долгосрочный диалог власти, бизнеса и научного сообщества. Тогда от этого выиграют все – и ученые, и предприниматели, и властители.

Кстати, о термине «научное предпринимательство». Некоторым директорам он не нравится. Но кто сейчас из руководителей не предпринимает мер по очередному, непрерывному, на редкость регулярному спасению своих коллективов и подчиненных, которые в условиях кризиса нередко превращаются в соратников в борьбе за выживание? «Предприниматели поневоле» - это не ирония, а констатация факта: в России науку и промышленность по-прежнему создают преимущественно энтузиасты. Развивают Дело вопреки порой нечеловеческим условиям, испытывая колоссальные перегрузки, и формируя своим подвижническим Трудом новое поколение созидателей. Работая в лаборатории академика Д.Е.Охоцимского в Институте прикладной математики им. М.В.Келдыша РАН, своими глазами видел, как Дмитрий Евгеньевич регулярно приходил на работу после сложной медицинской процедуры. Ходил до последнего, хотя ему было трудно, работал до предела, из последних сил стараясь принести пользу Науке, Обществу, Людям. Разве такое можно забыть?...

Выводы:

1. Для повышения качества сотрудничества с РОСНАНО в рамках участия в проектах по организации серийного производства наноиндустриальной продукции предлагаю внести изменения в порядок подачи заявки и ее рассмотрения. В частности, целесообразно снижение ряда требований, касающихся объемов финансирования, сроков реализации проекта, степени участия капитала, и т.д.

2. На создаваемом Общественном телевидении предлагаю организовать ряд научных программ, в частности, с рабочим (условным) названием «Чего хочет малый бизнес?», «Наука и Ученые», «Научное предпринимательство». В работе канала могут принять участие известные ученые и общественные деятели. Возможно научное сотрудничество с ведущими академическими институтами, в т.ч., с Институтом проблем развития науки РАН, возглавляемом членом-корреспондентом РАН Л.Э. Миндели.

3. Предлагаю внесение изменение в нормативно-правовую базу законодательных положений, регулирующих функционирование системы поименного, персонального учета ученых, для организации выплаты им через соответствующие структуры надбавки к зарплате за ученую степень или ученое звание ВНЕ зависимости от места работы, в т.ч., на ВСЕХ предприятиях оборонно-промышленного комплекса. Возможно поэтапное введение системы – по территориям, по отраслям и т.д. Осознавая, что вопрос требует основательной проработки, предлагаю его обсуждение научной общественностью как частной инициативы.

В ноябре также был проведен ряд инновационных форумов. Перспективам инвестирования в инновации будет посвящена следующая публикация.