Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО
Вы здесь: Главная // Аналитика

«ВЫСТРЕЛ В БУДУЩЕЕ», ИЛИ АРАЛ КАК СИМВОЛ СОКРАЩАЮЩЕГОСЯ ФИНАНСИРОВАНИЯ АКАДЕМИЧЕСКОЙ НАУКИ В РОССИИ

Добавлено: 2013-06-25, просмотров: 966



Источник: Инвестиции в России, Леонид РАТКИН

Первая половина 2014 года завершается. Что оно принесло для академической Науки в России?

Каковы предварительные итоги развития отечественной научной инфраструктуры за полугодие? Стабилизировалась ли экономическая ситуация, улучшилось ли финансирование ученых в РФ?

На Заседании Президиума Российской академии наук (РАН) 18 июня 2012 года под председательством Президента РАН академика В.Е.Фортова было заслушано научное сообщение «Антропогенные воздействия на моря и внутренние водоемы» сотрудника Института океанологии имени П.П.Ширшова РАН, доктора географических наук П.О.Завьялова. Петр Олегович представил доклад, в котором рассматривались антропогенные воздействия в форме безвозвратных изъятий речного стока (на примере Аральского моря), так и антропогенные загрязнения, приносимые в море речным стоком (наблюдаемые, в частности, на черноморском курорте Сочи).

Напомним динамику высыхания: если в 1960 году площадь Аральского моря составляла 66 тыс.кв.км, то в 2012 году она уменьшилась почти в четыре раза – до 17 тыс.кв.км! Объем моря за полвека сократился почти на порядок: с 1060 куб.км. (1960) до 110 куб.км (2012), почти в два раза понизилась его максимальная глубина: с 64 м (1960) до 38 м (2012). Это не могло не отразиться на повышении уровня содержания соли в воде: за пятьдесят два года он вырос в 12,7 раз до 127 г/кг (2012) с 10 г/кг (1960).

За последнее десятилетие (2002-2012) Институтом океанологии имени П.П.Ширшова РАН на Аральское море было предпринято 14 экспедиций. Была изучена изменчивость уровня моря, циркуляция водоема и его термохалинная структура, анализировалась растворенность газов и ионно-солевой состав вод. Проводились работы по сбору метеоданных, исследованию ландшафтной структуры и химии грунтовых вод. В частности, впервые были оценены массы минералов, осевших на дно за все время высыхания моря – общий вес составил 4,7 млрд.т. Отмечался «мерцательный» режим восточного бассейна (ВБ) – по мнению докладчика, высказанному еще в 2005 году, после отделения ВБ наиболее вероятно его превращение в ультрагалинное озеро глубиной до 1 м или даже полное высыхание. Но при поступлении небольших объемов остаточного стока ВБ вновь будет заполняться, и возможно, вновь соединяться с западным бассейном Арала. Т.о., размер ВБ имеет межгодовой и сезонный характер изменений. В научном сообщении, помимо Арала, были также представлены другие районы влияния климатических и антропогенных изменений речного стока, например, Корангамайт, Чад, Моно, Мертвое море, Лобнор, Балхаш, Эри, Великие озера, Пирамид, Каспийское море и Иссык-Куль.

Вторая часть доклада, позвучавшего, кстати, в Год экологии в России, была не менее впечатляюща: были озвучены данные, согласно которым в российские моря ежегодно с речным стоком поступает 1 тыс.тонн фенолов, 50 тыс.тонн металлов (Cu, Zn, Fe), 200 тыс.тонн аммонийного азота, 30 тыс.тонн нефтепродуктов (это сопоставимо с разливом нефти при аварии на среднем танкере), 60 тыс.тонн фосфора и 1,2 млн.тонн взвешенных веществ! Для высокоразрешающего картирования загрязнений в приустьевых районах был создан специализированный измерительный комплекс. Например, зонд SBE 911 позволяет получать данные о химическом составе, солености, плотности и температуре с разрешением 10 м, а ультрафиолетовый флуоресцентный лидар УФЛ-8 обеспечивает проведение исследований хлорофилла, взвесей и растворенной органики. Другие компоненты комплекса предназначены для измерения поля скорости течения и метеоданных (автоматическая метеостанция в бухте Вулан) и расхода реки (акустический измеритель скорости течения Aquadopp) с разрешением от 1 минуты. Комплекс позволяет картировать загрязнения, что и было проведено в 2007 г в Балтийском море (р. Висла), в 2008 г – в Черном море (р. Ашамба) и в 2010 г – в Южно-Китайском море (р. Донганг). Был проведен комплекс работ по картированию загрязнений в акватории Сочи, проанализирована межгодовая изменчивость. В ходе проведенного хроматографического анализа было установлено, что в отобранных приустьевых пробах морской воды содержание органического углерода в несколько раз превышает характерные для устьев рек средние значения. Это может быть явным признаком его антропогенного происхождения. Значительное превышение нитрофенолов в пробах воды наряду с выявленной повышенной концентрацией 5,4-10,5 нг/мл идентифицированных N-алканов, синтезируемых наземной и морской биотой, свидетельствует о неблагоприятной экологической обстановке в данном регионе, поскольку для приустьевых участков Черного моря подобные концентрации должны быть значительно меньше. Вблизи устьев черноморских рек в пробах морской воды зафиксировано значительное загрязнение, имеющее преимущественно антропогенных характер. Отдельного упоминания заслуживает ситуация вокруг мусорного полигона в Лоо (р. Бихта). Местные жители регулярно протестуют против организованной свалки, экологический вред от которой по своим масштабам со временем может быть сопоставим с техногенной катастрофой: концентрация NH4 составляет 43 мкг-ат/л при норме в 1-2 мкг-ат/л (превышение в 22 раза!), Si – 18 мкг-ат/л при норме в 1 мкг-ат/л (в 18 раз больше!), PO4 – 0,3 мкг-ат/л при норме 0,1-0,2 мкг-ат/л (в 1,5 раза), pH – 8,56 при норме 8,3-8,4.

Научным коллективом была разработана лагранжева модель переноса загрязнений с учетом вертикальной диссипации и горизонтальных перемешиваний по формуле Смагоринского и схеме случайных блужданий. В качестве входных параметров использовались данные о модуле стока, фоновом течении и ветре. Шаг по времени составлял 10 минут. Были построены зависимости площади речного плюма от широты и напряжения трения ветра. Аналогичные исследования проводились для анализа загрязнений стоком подземных вод в Тайваньском проливе.

В результате двенадцатилетнего натурного мониторинга изменений состояния Аральского моря научным коллективом Института океанологии имени П.П.Ширшова РАН была построена модель водного баланса Аральского моря и прогноз стабилизации. Также были разработаны как измерительный комплекс, так и методика высокоразрешающего картирования загрязнений в приустьевых районах и районах стока подземных вод. В ходе проведенных измерений в Черном море и других внутренних водоемах и морях, в частности, были построены численные модели распространения загрязнений в прибрежной зоне.

После обсуждения научного сообщения и ряда других вопросов была затронута важная проблема академической аспирантуры. В чем ее суть? Одна из ключевых задач Академии – кадровая: необходимо обеспечение постоянного притока талантливой молодежи в академические институты для поддержания и развития научных исследований, воспитания нового поколения ученых, обеспечения преемственности академических школ. Доля молодых (до 35 лет) исследователей в последние годы возросла и достигла 25%. Одним из основных источников пополнения кадров является аспирантура РАН. Кстати, за последние 5 лет количество выпускников аспирантуры снизилось на 11% с 2237 до 1980. Но в декабре 2012 года ГД ФС РФ приняла новый закон «Об образовании» согласно которому аспирантура теперь является отдельной ступенью образования. Нововведений, «образовательного креатива» в законе множество, но что с ними делать при системном научном подходе? Например, вместо самостоятельной научной работы, весьма необходимой для дальнейшего формирования облика ученого как созидателя и инноватора, теперь предлагается освоение образовательных программ. Отныне закончившим обучение в аспирантуре без защиты планируется присваивать квалификацию «преподаватель-исследователь», в отличие от просто «исследователь» для защитивших диссертацию. После детального ознакомления с этой ситуацией у переживших множество образовательных бурь-реформ аспирантов (настоящих и будущих, не говоря уже о бывших!) возникает немало вопросов. Почему тех, кто не защитился, будут именовать «преподавателями-исследователя-ми», в отличие от защитившихся «просто» «исследователей»? Кандидаты наук, не имеющие «преподавательской» квалификации, по сравнению с незащитившимися выпускниками аспирантуры получат меньше возможностей по преподаванию в вузах? Получается, что это завуалированная форма «замещения» кандидатов и докторов наук в вузах их «неостепенненными» коллегами! Или это скрытое «стимулирование» сокращения числа защитившихся выпускников аспирантуры и намеренное замедление роста в РФ числа кандидатов наук? Чему незащитившиеся после аспирантуры «преподаватели-исследователи» будут учить молодежь, - как и им уклоняться от защиты? И что же потом делать с этими «уклонистами»? Кстати, как все это согласуется с недавно провозглашенной Государственной инициативой по созданию в ближайшие годы 25 миллионов высокотехнологичных рабочих мест? Мы их будем создавать без кандидатов и докторов наук? Или будем импортировать поштучно по «Сколковскому» сценарию, неся большие расходы? Кому это выгодно?

Это еще не все – читаем документы дальше. Каждый академический институт должен получить в Рособрнадзоре лицензию на образовательную деятельность и провести аккредитацию всех своих образовательных программ. Что это означает на практике? В каждом институте должен быть преподаватель философии (чтоб у него спросить: «в чем же смысл бестолковых реформ российской науки?») и преподаватель иностранного языка (вот это абсолютно бессмысленное решение: не только же английский учат в качестве иностранного, - где же Вы столько преподавателей найдете на все основные языки?). Также неотъемлемой частью института становится пищеблок (это и повара, и энергообеспечение, и другие компоненты инфраструктуры) и медсанчасть, куда можно было бы обратиться после затраченного здоровья и сил на организацию всего требуемого!

При чтении документов возникает впечатление, что его составители пребывали в уверенности о том, что аспирантура раньше была «образовательным раем». Увы, это далеко не так! «Образовательный рай» - это не аспирантура, не докторантура и даже не Министерство образования и науки РФ! Чтобы бедным аспирантам не так легко жилось, как прежде, придумана прогрессивная «балльная система». Отныне объем программ аспирантуры будет регулироваться зачетными единицами и становится зависимым от срока обучения в аспирантуре: сдал зачет – получил «единицу»! Что-то это напоминает? Как шутят в научном сообществе, так недалеко и до накопительной системы начисления баллов в супермаркете: получил необходимое количество баллов на зачетную карточку – начисляется бонус: например, освобождение от защиты диссертации! Еще одно новшество – ликвидируется институт соискательства: защитить диссертацию можно, теперь только окончив аспирантуру. Т.е., если посмотреть на проблему под другим углом, негласно вводится возрастной ценз на повышение квалификации (к которой, конечно же, относится и защита диссертации): как Вы думаете, захочет поступать для обучения в аспирантуру человек в возрасте «50+» (а таких на научных предприятиях немало)? Ну не успел он защититься до пятидесяти, – семья, работа! Дадут ли ему рекомендацию по месту работы, зная, сколько ему предстоит отучиться? И еще: захотят ли его принимать в аспирантуру (даже если он захочет), или в выборе по конкурсу между ним и 20-30-летним (и даже сорокалетним) сделают выбор в пользу более перспективного последнего? Кто же и зачем придумал эту преграду? И как по поводу соблюдения конституционных прав? Повысит ли эта мера число защитившихся и количество кандидатов наук в России? Или, наоборот, она предназначена для их сокращения?

Немало вопросов есть и к Министерству образования и науки РФ, особенно после недавнего визита к ним представителей Генеральной прокуратуры РФ. Например, как следует из заявления Генпрокуратуры РФ, «министерство в полном объеме не обеспечивает условия, необходимые для сохранности и учета аттестационных дел соискателей ученых степеней» (кстати, весьма показательный пример отношения к Науке вообще и научным исследованиям, в частности, в профильном, «научном» министерстве). Почему диссертации и аттестационные дела складируются «под лестницами» (!), «в местах общего пользования» (даже подумать страшно, что здесь имеется в виду!), что может привести к их утрате или даже использованию не по назначению? Почему аттестационные документы на присвоение ученого звания вместо положенных по закону трех месяцев рассматриваются более полугода? И что за странная, но уже ставшая традиционной для российской образовательной системы анекдотическая ситуация, когда накануне очередного профильного Единого государственного экзамена (ЕГЭ) ответы оперативно выкладываются в открытом доступе в Интернете? На что экзамен-то – на правильное переписывание ответов? Это же деградация самой идеи экзаменационного процесса! В таком виде ЕГЭ стал абсурдом и притчей «во языцех»! Как только аббревиатуру ЕГЭ не расшифровывают: «Если Гений, Экзаменуйся!» (а что остальным?), «Еще Где Экспроприировать?» (это об ответах на билеты), и даже «Естественное Грабительство Экономики» (а вот это уже констатация факта разворовывания интеллектуального потенциала и естественного падения образовательного уровня!).

Общаясь с коллегами – руководителями предприятий и организаций, кандидатами и докторами наук, также ведущими активную преподавательскую деятельность, нередко слышу от них нелестные высказывания о системе реформирования отечественной науки. Вам нужны примеры и подтверждения? Вам известно, во что на местах обошлась процедура слияния и объединения вузов? - В многочисленные личные трагедии, когда уважаемых и прославленных ученых смещали с постов только потому, что они «не вписывались» в новый «образовательный формат»! В перепрофилирование кафедр и даже образовательных учреждений с сокращением приема на дефицитные и так нужные российской экономике специальности! В рейдерские захваты научных изданий и издательств! И это – далеко не полный перечень последствий перегибов, которые были обязаны учитывать те, кто все это начинал!

Отдельная тема – бакалавриат. Инициаторам реформ вообще известно, во сколько обходится «на местах» инвестирование в образовательные программы для бакалавров? Это многомиллионные суммы, многократно превосходящие расходы на обучение специалиста в прежней образовательной системе. «Псевдореформаторы», по отзывам директоров промышленных предприятий, включая ОПК, поступили крайне непорядочно, попросту «перетолкнув» заботы и расходы на подготовку «спецов» с вузов «на места». Когда мы читаем о простаивающих цехах и недозагруженных производственных мощностях, «псевдореформаторы» с гордостью могут отметить, что в этом есть и их немалая заслуга!!

И теперь к «недоученным» бакалаврам (или, как их называют на производствах, «недобакалаврам») в образовании мы получим «недозащитившихся» аспирантов (народная молва и здесь уже постаралась – их именуют «недоаспирантами»)! И как мы будем развивать промышленность и экономику? К чему же мы вообще движемся? Тренд здесь неутешительный – при таком разрушительном подходе зависимость от зарубежных технологий, иностранных специалистов и заокеанских методик будет расти! Это - «выстрел в будущее», разрушение системы преемственности кадров, прерывание традиций научных школ!! Эту ситуацию необходимо менять!!!

К академической науке в России в последнее время сложилось жесткое потребительское отношение, как, кстати, и к окружающей среде – все говорят о необходимости ее сохранения и приумножения, но на деле нередко наблюдаются прямо противоположное. Отсюда и нездоровый скептицизм, и намеренное пренебрежение к результатам исследований российских ученых и сознательное заимствование зарубежных разработок. Держать академическую науку на сокращающемся финансировании недопустимо – в аналогичном состоянии долгое время пребывала отечественная оборонная промышленность, результаты этого – налицо! Закрытые научно-технические и диссертационные советы, разрушенные и перепрофилированные предприятия, сорванные поставки по государственному оборонному заказу и потерянные сегменты мировых рынков военной техники и техники двойного назначения – прямые последствия реформ, оказавшихся по сути «псевдореформами»!

Вот и получается, что пересыхающий Арал стал символом, образом сокращающихся капиталовложений в академическую науку в России в последние годы! Явно виден ее мерцательный режим финансирования – «то есть, то нет». Он, как пересыхающий ручеек, вяло текущий по долине чиновничьего равнодушия через бюрократические препоны, руины и сор. Как переломить эту ситуацию? Как не допустить, чтобы академическая наука стала раритетом? Как спасти Науку?

Предложения:

1. Необходимо включение академической аспирантуры в Федеральный закон «О науке и научно-технической политике» и создание Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования РАН «Российский академический университет РАН» («РАУРАН»). Создание академического университета РАН обеспечит централизованную подготовку аспирантов с выдачей дипломов установленного образца. «РАУРАН» обеспечит взаимодействие с органами федеральной власти для получения лицензий на образовательную деятельность и аккредитации образовательных программ.

2. Опыт учреждений РАН, полученный при создании Научных образовательных центров и базовых кафедр и Академического физико-технологического университета – научно-образовательного центра нанотехнологий РАН, возглавляемого лауреатом Нобелевской премии вице-президентом РАН академиком Ж.И.Алферовым, может быть востребован при получении государственных заданий (госзаказов) на подготовку кадров по различным направлениям и уровням высшего профессионального образования, включая магистратуру и аспирантуру.

3. Целесообразна разработка Российской академией наук программ дополнительного профессионального образования (ныне почти на 900 базовых кафедрах и 300 научно-образовательных центрах обучается 25 тысяч студентов) и создание в РАН автономной системы аттестации научных и научно-педагогических работников, аналогичной системам МГУ им.М.В.Ломоносова и Санкт-Петербургского государственного университета.

4. Для разрешения ситуации вокруг Прогнозного плана приватизации федерального имущества на 2014-2016 годы и Проекта Указа Президента РФ о снятии ограничений на приватизацию предприятий, входящих в академический сектор науки необходимо наделение РАН правами акционера от имени Российской Федерации, что инициировало бы преобразование части подведомственных предприятий в акционерные общества со 100% государственным участием. Также целесообразен перевод ряда предприятий в иную организационно-правовую форму – в федеральные государственные бюджетные учреждения научного обслуживания.

5. Будущий год для России – Олимпийский. На зимнюю Олимпиаду-2014 в Сочи ожидается приезд десятков делегаций, сотен спортсменов, тысяч болельщиков. Неблагоприятная экологическая ситуация в регионе обуславливает необходимость повышенного внимания к развитию, в частности, транспортной, энергетической и строительной инфраструктуры, что предполагает разработку и принятие дополнительных инвестиционных проектов и программ экобезопасности региона.

Год 2013 – год экологии в России. Добрая, хорошая и нужная традиция выделять целый год под реализацию тех проектов и программ, которым недостаточно внимания уделялось ранее. Предлагаю год 2024, год Трехсотлетнего юбилея старейшей отечественной Академии, – Российской академии наук, входящей в «десятку» существующих старейших академий мира, – объявить Годом Науки (Годом Российской Науки, Годом Академической Науки). Без деления и намеренного противопоставления, без сталкивания интересов «академической» и «вузовской» Науки, – Науки Единой, подарившей миру множество Великих достижений и Великих ученых! Но почему только 2024? Почему мы должны ждать десять лет? Предлагаю ближайшее десятилетие считать «подготовительным», научным, каждый день которого – День познания, День приоткрывания новой завесы над Тайной бытия… Новым академическим разработкам будет посвящена следующая публикация.