Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО
Вы здесь: Главная // Аналитика

Автобиография

Добавлено: 2014-05-25, просмотров: 801


Кто, как и на каких машинах возит VIP-персон

Текст: Игорь Елков ,

 
 
Популярный стереотип: все большие чиновники передвигаются исключительно в бронированных лимузинах с "мигалками", а их водители - сотрудники спецслужб в штатском. А как на самом деле?

Корреспондент "РГ" побывал в одном из главных спецгаражей - на "Транспортном комбинате "Россия". Президентским транспортникам - 95 лет.

Создавал эту автобазу в 1919 году Ленин. Ездили тогда на "Линкольнах", "Роллс-ройсах", "Мерседесах" и "Фордах".

Базируется она на своем историческом месте в центре Москвы на Каретном Ряду. В 60-е годы прошлого века приросли четырехэтажным автокомбинатом на Профсоюзной. Сегодня в комбинате в общей сложности 700 машин и 1,5 тыс. сотрудников.

Чтобы не запутать читателя: высшие чиновники, которым положена государственная охрана, передвигаются на машинах ФСО. А те, кому охрана не положена, - в основном на автомобилях комбината "Россия". Прежде всего это сотрудники администрации президента и аппарата правительства. Есть еще два автопредприятия (возят чиновников, депутатов, сенаторов и кремлевских врачей), подведомственных Управделами президента РФ.

Логично предположить, что их автопарк - сплошь роскошные иномарки представительского класса. Отнюдь. Десятки машин - "Форд-Фокусы" выпуска 2008-2010 годов. Хотя есть и солидные BMW: 740 и 750Li, 523i и 525iA. Класс машины зависит от важности перевозимого лица.

Впрочем, если человеку по статусу положен BMW 5-й серии, а ему позарез на свадьбу нужна седьмая серия, то можно позволить себе и такой каприз. Но только потом ему выставят счет. Аренда BMW-750Li обойдется в 950 руб. в час. Если машина используется в личных целях, то водителю категорически запрещено пользоваться "мигалкой" и звуковым спецсигналом.

Кстати, о "мигалках": на 700 машин в комбинате их менее 50.

Как вспоминают ветераны, в советское время министрам было положено по две машины: роскошный ГАЗ-14 "Чайка" и семейная "Волга". Некоторое время в 80-е годы вдовам великих людей выдавали спецталоны: на определенное число часов поездок по личным нуждам. Сейчас уже нет ни талонов, ни государственных "семейных" лимузинов.

А еще во времена СССР у водителей была спецодежда: пальто и костюмы, которые им шили в элитном ателье в Большом Черкасском переулке.

Сегодня униформы нет. Но одеты водители по-прежнему хорошо - протокольный этикет.

На комбинате сложились и настоящие династии.

- Мой отец отработал у нас 40 лет водителем, - рассказывает руководитель службы эксплуатации Любовь Бородулина. - Он был закреплен за Вениамином Эммануиловичем Дымшицем, зампредседателя Совета Министров СССР и одновременно председателем Госплана СССР. После ухода Дымшица на пенсию отец тоже оставил баранку. Но еще 10 лет здесь же работал механиком.

Сама Любовь Сергеевна работает на предприятии 39 лет.

О прежних временах на комбинате напоминают вещдоки эпохи: "Чайка" и "ЗИЛ-114". Их разрешают использовать сотрудникам для особых торжеств. В кортеж по причине старости их уже не ставят - на таких раритетах катаются больше для души.

От первого лица

Наш собеседник - Александр Николаев, гендиректор "Транспортного комбината "Россия".

Александр Александрович, правда, что отбор в ваш автокомбинат как в отряд космонавтов: из 10 кандидатов берете двух?

Александр Николаев: 2 из 10 - это в среднем. Случается, что из 10 ни один не проходит. Если прошел, то две недели - стажировка, тесты, зачеты. Затем еще три месяца испытательный срок. От кандидатов мы требуем: опыт работы водителем по трудовой книжке от пяти лет (и с этим очень строго), не менее 2 открытых категорий, отсутствие судимостей и компрометирующих материалов. Конечно, годность по состоянию здоровья.

Таксистов и, скажем так, заядлых бомбил-коммерсантов отсеем еще на этапе отбора. У них ведь психология: сел за руль - надо побольше заработать.

А, кстати, ваши-то сколько зарабатывают?

Александр Николаев: Зарплата - от 30 до 70 тыс. Плюс премии и достойный соцпакет: медобслуживание в поликлинике управделами президента, путевки в элитные дома отдыха и санатории.

Так было не всегда. Когда установили ГЛОНАСС на автомобили, то ко мне пришла заведующая нефтебазой и сказала, что у нее большая экономия топлива, т.е. теперь эти деньги пошли на премии, на повышение зарплаты.

В Москве все меньше желающих работать водителем: из-за пробок, агрессии на дорогах. Как результат - половина водителей - приезжие. У вас как?

Александр Николаев: У нас обязательное условие: гражданство РФ, постоянная регистрация в Москве или ближайшем Подмосковье на Юго-Западном направлении. Водительский труд - он тяжелый, создаем условия для отдыха. В каждой колонне у нас установлены кресла-массажеры, оборудованы комнаты отдыха. Полноценный обед в нашей столовой сотрудникам обходится не более 100 рублей. Продукты из кремлевских хозяйств: агрокомплексов "Непецино" и "Воскресенский". Отличная молочка, фрукты и овощи без химии и добавок. Знаю, о чем говорю: я сам возглавлял "Непецино".

 
 
 
 
 


 
 
 
 
 

Александр Александрович, а теперь вопрос в лоб: ваши машины, оборудованные "мигалками", часто создают аварии или в них попадают?

Александр Николаев: Это обывательский стереотип. Статистика говорит как раз об обратном: машины, оборудованные звуковыми и световыми спецсигналами, попадают в аварию в 50 раз реже обычных. На них работают водители только первого класса, имеющие разрешение на управление автомобилями, оборудованными спецсигналами, проходящие дважды в год специальную подготовку. А те редкие аварии, которые случаются, на 99% происходят не по их вине. Вот как-то лихач решил развернуться через две сплошные и ударил в бок нашу машину. И при чем здесь "мигалка"? Я предлагал: на один день отменить все совещания у чиновников и посмотреть, станет ли движение в городе без машин с "мигалками" легче. Хотя результат и так очевиден.

Если ваш водитель нарушил правила - он сам оплачивает штраф?

Александр Николаев: Конечно сам. Нарушил - отвечай. Другое дело, что бывают ситуации, когда идет наша колонна с милицейским сопровождением. И вдруг... на все машины колонны приходят штрафы за превышение скорости. Но это уже издержки системы, такие случаи мы опротестовываем, штрафы отменяют.

А если пассажир-высокопоставленный чиновник, и требует от водителя: "Гони, я опаздываю!".

Александр Николаев: Не может он этого требовать. Да и практически таких уже не осталось, это раньше было. У нас преобладают интеллигентные и воспитанные пассажиры.

Информацию о пробках как получаете? Есть какой-то специальный правительственный сервис?

Александр Николаев: Нет никаких особых сервисов. Пользуемся обычным "Яндекс-пробки".

У вас на балансе только "Форды" и BMW. Допустим, какой-то министр потребует "Мерседес"

Александр Николаев: Все определено, мы руководствуемся документами, и пассажиру выделят автомобиль, соответствующий его статусу: "Фокус", "Мондео", BMW 5-й или 7-й серий.

Наши машины оптимальны по качеству, цене, техобслуживанию, техническому регламенту, по запчастям. "Мерседесы", "Ауди" - они в полтора раза дороже. Так что налицо экономия бюджетных средств.

Вот вычитал: в 1944-м у вас 200 водителей ушли на фронт, взамен приняли на автобазу и обучили много женщин. Узнал, что сегодня нет ни одной женщины-водителя. Дискриминация?

Александр Николаев: Скорее, наоборот: щадим женщин. Невероятно трудная профессия, на дорогах стресс, в общем, работа не для женщин.

Правда, что Юрий Гагарин свою "Волгу" - подарок советского правительства за полет в космос - получал у вас?

Александр Николаев: Да, у нас: тогда мы назывались Автобаза N 1 Совета Министров СССР. В торжественной обстановке здесь и вручали ему эту "Волгу".

И здесь же Юрий Алексеевич обслуживал ее и ремонтировал? В 1963 году Гагарин оказался виновником аварии: на красный сигнал светофора протаранил "Победу". Признал вину, оплатил ремонт.

Александр Николаев: Конечно, Гагарин у нас ремонтировался и обслуживался, а где еще? Не в таксопарк же ему было идти. Автосервисов в современном понимании тогда не было. А машинами награждали не только космонавтов, но и известных спортсменов. И так - вплоть до Олимпиады в Пекине. Происходило это так: получаем машины, предназначенные для вручения спортсменам, готовим их, наносим олимпийскую символику. Наши водители перегоняют их на площадь перед Олимпийским комитетом, там их вручают. Если кто-то из награжденных на площадь не успел, то получает свою машину у нас, в комбинате.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Знаю, что машина у вас служит 4-5 лет, потом либо передается в другое подразделение, либо ее продают. А водитель может ее купить по остаточной стоимости?

Александр Николаев: Не может. Комиссия отбирает, создается лот из нескольких десятков машин, выработавших ресурс, и они продаются через тендер, организованный специальным предприятием.

В середине нулевых вашему комбинату (тогда - Автобазе N 1) вдруг придали еще и правительственные авиалайнеры.

Александр Николаев: В 2005 году к нам действительно присоединили Авиаспецкомплекс и группу судов "Россия". И тогда же нас переименовали в Федеральное государственное бюджетное учреждение "Транспортный комбинат "Россия" Управления делами президента РФ. Но авиация - очень специфический транспорт, заниматься всем - и автомобилями, и самолетами - сложно. А ведь у нас есть еще суда и железнодорожные подразделения. Мы настаивали, чтобы авиацию от нас забрали. Ее, в конце концов, и забрали, создав отдельное бюджетное учреждение, которое успешно работает: "Специальный летный отряд "Россия".



А  железнодорожники и моряки так у вас и остались?

Александр Николаев: Да, у нас. Железнодорожное подразделение не так часто, как раньше, но используется. В недавней поездке премьера на Дальний Восток активно было задействовано в том числе и как штаб. У нас есть вагоны для совещаний, отдыха, питания. Работаем в тесном контакте с Федеральной службой охраны. Мы отвечаем за материальную часть, ремонт. А маршруты движения, прохождение литерного рейса - сфера ФСО. И судно специального назначения "Россия" тоже в нашем ведении, мы отвечаем за матчасть, ФСО - за безопасность.

У вас в комбинате есть раритеты: "Чайка" и "ЗИЛы", с ними расставаться не планируете?

Александр Николаев: Нет, мы их собирали с разных уголков страны, одну нашли даже в Белоруссии. Это наша гордость и богатство государства. Ресурс они свой отработали, но на ходу. Хороший пример того, как собирали машины в Советском Союзе. Конечно, оригинальных запчастей уже к ним нет, но у нас есть умельцы, находят аналоги, ремонтируют. Никто подобных по надежности машин еще в мире не создал. И глядя на них, видишь, как много хорошего в нашей истории - есть чем гордиться!

"Российская газета"