Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО
Вы здесь: Главная // Аналитика

Венчур окрыляет

Добавлено: 2014-06-17, просмотров: 713


Малый инновационный бизнес может развиваться даже в авиации

 Фото: Артем Житенев/ РИА Новости www.ria.ru
Фото: Артем Житенев/ РИА Новости www.ria.ru
На долю малых и средних предприятий в США приходится более 50% ВВП, в Европе - до 70%, а в России этот показатель по-прежнему не превышает 20%. Еще меньше доля в экономике малых инновационных предприятий, хотя именно высокотехнологичный и наукоемкий бизнес мог бы стать новым двигателем экономического роста. Об условиях для создания таких компаний в России, историях успеха и готовности молодежи идти в науку "РГБ" рассказал генеральный директор Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере Сергей Поляков.

- Какие стимулы есть сегодня у предпринимателей для того, чтобы начать малый инновационный бизнес?

- Условия сейчас в России принципиально отличаются от того, что было, скажем, 10-15 лет назад. Во-первых, существенно повысились компетенции людей, начинающих заниматься инновационным бизнесом. Многие годы реализуются различные программы в университетах, есть возможности для обмена опытом и здесь, и за рубежом. К тому же молодежь сейчас более мобильная, креативная, быстро интегрируется в мировое информационное пространство. Границы практически стерты, можно найти партнеров по бизнесу в любой точке мира. У нас есть хороший пример команды проекта, которая сформировала стартап из нескольких городов. Практически не зная друг друга, они сделали очень сильный проект.

Во-вторых, инновационному бизнесу способствует значительный объем финансовых средств, аккумулированных в институтах развития и фондах. Можно с уверенностью сказать, что любой продуманный проект с перспективным рынком получит финансирование. 10-15 лет назад это было практически невозможно. Когда фонд начинал работу, мы вообще были единственным институтом, который давал деньги начинающим предпринимателям в области инноваций. Сейчас есть институты развития с колоссальными ресурсами - ВЭБ, РВК, "Роснано", региональные фонды. Венчурная индустрия развивается стремительно.

- Можно ли это сказать об инфраструктуре?

- За последние годы ситуация здесь кардинально улучшилась, созданы инкубаторы, технопарки, другие элементы инфраструктуры. Сейчас мы мониторим работу Центров кластерного развития и оказываем им всестороннюю консультационную поддержку. Стартапы в области высоких технологий требуют пестования и системы поддержки, в "чистом поле" им тяжело развиваться. Им нужны не просто арендные площади, но и сервисы, услуги, способствующая развитию среда. Делать малый инновационный бизнес рискованно вдвойне, потому что построить что-то на научных результатах очень сложно, учитывая конкурентов и глобальный рынок. Все ведущие инновационные разработки очень быстро появляются во всех странах, создать что-то наукоемкое, инновационное, для чего есть рынок и чтобы вас на этот рынок пустили, достаточно сложно. Тем не менее есть очень много примеров, когда начинающим инноваторам удается такие продукты создавать.

- Проекты из каких отраслей наиболее успешны?

- Из самых разных, за 20 лет мы поддержали более 10 тысяч молодых инноваторов и более 4 тыс. стартапов. Например, с момента создания фонда мы поддерживаем московский Центр диагностики и хирургии заднего отдела глаза, который получил от нас финансирование на создание оптического когерентного томографа - он позволяет снизить риски осложнения после операции с 55% до 4%. Первые шаги с фондом сделала и томская ГК "Инком", которая создает системы оповещения о цунами, лесных пожарах. Еще один проект - создание электронных архивов московской корпорации "ЭЛАР", они же разработали широкоформатные сканеры, установленные, например, в Эрмитаже и Библиотеке Конгресса США. Компания "Аэлита" из Воронежа разработала уникальный наркозно-дыхательный аппарат для безопасной анестезии. Впервые использована техника впрыскивания анестезии в поток газа, это позволяет добиться более точной дозировки и свести к минимуму негативные последствия для пациента. Московская компания "Плазма-ФТК" создала клей из плазмы пациента, который используется в нейрохирургии. Многие успешные проекты мы приглашаем участвовать в Московском международном форуме "Открытые инновации" и выставке Open Innovations Expo.

- Много проектов в сфере медицины?

- Да, многие, кем мы гордимся, из этой области, и это можно объяснить. Малый бизнес - это живчик, у него и срок жизни меньше, и умирает он гораздо чаще, чем крупный. Одновременно с этим он очень четко ориентируется в тех нишах рынка, где может прорваться. Малый бизнес развивается там, где он в состоянии конкурировать с другими участниками рынка. Медицина и медицинские технологии - это те области, где малый бизнес очень хорошо развивался в 1990-х годах, в этом секторе он себя чувствует комфортно. Сделать небольшой приборчик для медицинских целей и потом его продавать вполне реально. К примеру, одна питерская компания сделала установку по обеззараживанию медицинских отходов, которые остаются от больных ВИЧ, туберкулезом и т.д. - их же не выкинешь. Они разработали и освоили производство этой установки и очень хорошо ее продают. Конечно, нужны знания, компетенции, технологии, но в принципе это не такой емкий проект. Здесь не нужны огромные вложения, как, например, в тяжелой промышленности.

Но и помимо медицины можно найти хорошие примеры во многих областях - даже в авиации. Например, компания "МВЕН" из Казани выпускает быстродействующие парашютные системы, которые спасают сам летательный аппарат - дельта- и парапланы, легкие самолеты. А вы знали, например, что у королевы Великобритании стоит система пожарной сигнализации, разработанная нашей питерской компанией? Или что все без исключения атомные станции General Electric в США оснащены радиационно устойчивыми камерами компании из Санкт-Петербурга.

- Молодежь сегодня готова идти в науку и способна создавать конкурентоспособные в глобальном рынке проекты?

- Есть люди, которые могут делать бизнес, и постоянно появляются новые. Согласно нашей программе "УМНИК" проходит конкурс молодых людей, студентов, аспирантов, которые пытаются у нас получить гранты на развитие своей инновационной деятельности. У нас нет проблем с проектами - охват каждый год несколько десятков тысяч со всей страны. При том что мы не так уж сильно эту программу пиарим. Мы сдерживаем квоты, не можем себе позволить больше чем 2000 в год этих молодых ребят отбирать, но если бы ресурсы позволяли, мы бы и 5000 достойных отобрали, а может быть, и больше. В прошлом году победителями программы стали 1986 человек, а участвовали в конкурсах более 10 тысяч.

Главная проблема инновационного бизнеса - это проблема рынка. К сожалению, крупные корпорации не очень охотно воспринимают инновации, особенно российские. Много усилий минэкономразвития предпринимает для того, чтобы стимулировать крупные компании покупать продукцию малого инновационного бизнеса. Есть соответствующие требования ФКС, активно "принуждают к инновациям" с помощью программ инновационного развития (ПИР) для корпораций с госучастием.

- Насколько эффективно такое "принуждение к инновациям"? Ведь не секрет, что некоторые госкорпорации в своих ПИРах ограничиваются приобретением "инновационных" энергосберегающих лампочек.

- Хорошо, что начали хотя бы об этом думать. Надо напоминать этим корпорациям, что они существуют за счет госденег, а если там есть доля государства, оно вправе требовать выполнения своей политики, в том числе в области инноваций. ПИР ПИРу рознь, где-то это начинает нормально работать, где-то действительно просто отписываются.

Правительство приняло постановление N 218, оно и сейчас работает - прописывает взаимодействие университетов с бизнесом, когда университеты выполняют исследования по заказу крупного бизнеса. Примерно такую же программу "Кооперация" мы сейчас запустили. Крупный бизнес формулирует некую проблему, которую можно решить силами малого предприятия, за счет этого будет повышаться конкурентоспособность продукции крупного бизнеса и выручка малого предприятия. Первые лоты мы уже объявили и получили больше сотни предложений от крупного бизнеса. Думаю, что они будут и дальше поступать. По тому, что мы сейчас видим, можно говорить о том, что у малых предприятий хороший потенциал решения этих проблем, таким образом, мы поворачиваем крупные компании к этим "малышам", чтобы они видели, что они вообще есть.

- Должна ли команда, претендующая на финансирование, иметь образец продукции или достаточно бизнес-плана?

- Все зависит от программы, на которую они приходят. У нас три основные программы - "УМНИК", "СТАРТ" и "РАЗВИТИЕ". Первая - это небольшие гранты, по 400 тыс. Экспертный совет смотрит на уровень научной новизны и на то, имеет ли в принципе проект перспективы коммерциализации.

Понятно, что бизнес-план у них пока в теории. Мы не смотрим проекты фундаментальные, которые имеют серьезную научную ценность, но перспективы коммерциализации достаточно далекие. Не случайно наши "умники" уже более 500 компаний создали - либо сами, либо стали носителями технологий в стартапах. Очень высок процент практической реализации.

У "СТАРТа" еще критерии появляются - они приходят уже с зарегистрированной компанией, но здесь мы смотрим не просто на перспективный, а на реальный платежеспособный рынок. Еще один элемент - состав команды, кто будет реализовывать проект, есть ли у них компетенции.

Программа "РАЗВИТИЕ" ориентирована на те компании, которые уже есть на рынке, у которых есть продукты, но им нужна помощь, чтобы расширить продуктовую линейку или вывести новый продукт на рынок. Здесь мы проводим тематические конкурсы - по медицине, энергосбережению и т.д.

- Многие участники инновационного рынка рассказывают о "грантоежках" - проектах, которые получают финансирование, ничего в реальности не производя...

- Мне кажется, это проблема сходит на нет и была связана в основном с одновременным появлением большого предложения денег на рынке, многих институтов развития. Поэтому возник такой соблазн. Но, во-первых, сами институты развития научились различать таких людей, во-вторых, у нас существует обмен информацией. В любой стране есть такие коллективы, которые пишут хорошо проекты, но реально бизнес не собираются делать. Мы должны таким образом отстраивать конкурсные процедуры и экспертизу, чтобы выявлять их "на берегу".

- В программе "СТАРТ" проекты получают финансирование от фонда только в первый год. Дальше они сами должны искать инвестора?

- Да, у нас принцип "спасение утопающих - дело рук самих утопающих". К сожалению, у нас нет возможности дальше способствовать продвижению этих проектов. В первый год они миллион рублей получают просто так, без всяких ограничений, а на второй год они уже должны прийти с инвестором, которого ищут сами. Причем ищут очень успешно. Если проект серьезный и ребята креативные, заряженные на этот бизнес, они, не могу сказать без проблем, но достаточно уверенно и быстро находят серьезные инвестиции. У нас была очень хорошая панельная дискуссия на форуме UNNOVUS в Томске, которая меня приятно поразила. Мы пригласили 8 компаний, в разное время поддержанных фондом, которые "подняли" существенные деньги в других фондах - государственных, негосударственных, и те, кто пошел по "инновационному лифту" дальше, без нашей помощи. Были и те, кто нашел частные инвестиции, в том числе у бизнес-ангелов. Я был поражен их квалификацией и умением четко, структурировано рассказывать, как надо работать с инвесторами. Они давали рекомендации для начинающих компаний как зубры инновационного бизнеса - как нужно развивать проект, как вырабатывать стратегию и тактику, забыть про семью и 24 часа в сутки отдавать проекту. У них у всех прекрасные результаты, рост выручки. То есть компании с хорошими проектами деньги находят.

- В какой форме проекты получают финансирование?

- В прошлом году программа "УМНИК", а в этом году и "СТАРТ" были переведены на грантовое финансирование. Мы провели большую работу, в том числе в плане нормативной базы, пришлось вносить постановлением правительства поправки в наш устав. Однако это очень важно. Теперь финансирование не облагается налогом, победители получают деньги в чистом виде на свои счета. Кроме того, программа "СТАРТ" выведена из ФКС и переведена на непрерывный прием заявок, которые рассматриваются по мере поступления.

"Российская Бизнес-газета" - Инновации