Нанотехнологии - УрФО

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО
Вы здесь: Главная // Аналитика

Как оценить интеллектуальный ресурс России?

Добавлено: 2014-11-24, просмотров: 646


 Сегодня мы все сталкиваемся с негативными последствиями тех решений, которые были скоропалительно приняты Россией с ориентацией на западные образцы для достижения весьма сомнительных краткосрочных результатов. При этом достаточно сложно, особенно в денежном эквиваленте, оценить ущерб, нанесенный нашим собственным национальным интересам и суверенитету при выполнении обязательств по тем международным договорам и соглашениям, которые были приняты без должного обсуждения.

Хотя, например, по делу компании “ЮКОС” он может составить более 50 млрд долларов. Именно такую сумму нашу страну обязал выплатить бывшим акционерам Третейский суд в Гааге в связи с нарушением Энергетической хартии, документ о вступлении в которую подписал в 1994 году бывший премьер-министр России Виктор Черномырдин. Вспоминаются и разбирательства со швейцарской фирмой “Нога”, из-за иска которой, поданного в 1997 году в Стокгольмский международный суд, было арестовано имущество отечественных компаний, стоимость которого в разы превышала сумму самого иска. Вот и выходит, что сегодня Россию судят по собственным, подчас “двойным стандартам” те, кто, по сути, не имеет на это никакого исторического права. В итоге создаются предпосылки для утраты части нашего суверенитета, а также усложняется сам процесс защиты национальных интересов России на международной арене.
Недавние события - масштабная информационная вой¬на против России, введение экономических санкций, давление на наших соотечественников за рубежом, попирание русского языка, например, на Украине и в странах Балтии, - наглядно демонстрируют, что сегодня России необходимо жестко отстаивать свои позиции, оперативно реагировать на возникающие угрозы, а также развивать собственный потенциал в различных отраслях. Нашему обществу уже давно пора задуматься: стоит ли участие России в каком-либо, пусть даже престижном, объединении национального суверенитета? Мы состоим во многих международных структурах. Но вот приносит ли это нам реальную пользу?
Не является исключением и научная сфера, в которой все чаще пытаются применять именно западные мерки и лекала без глубокого анализа последствий в долгосрочной перспективе. Например, сегодня очевидна тенденция сделать главными оценочными показателями отечественной научной деятельности статьи в зарубежных журналах, применяя различные иностранные индексы публикационной активности. Тем самым мы отдаем право рейтинговать и оценивать нас иностранным организациям, при этом полностью соглашаясь с их методиками, даже не обсуждая этот чрезвычайно важный вопрос с российским научным сообществом. Получается, Россия признает превосходство западной научной традиции над отечественной.
Такой однобокий подход чреват серьезными потерями для российской науки, а главное - не служит достижению конкретного результата и сохранению нашего научного суверенитета.

Российский индекс - путь к независимости
Как показывает мировой опыт, развитие национальных реферативно-библиографических баз (в том числе в Китае - China Scientific and Technical Papers and Citations; Японии - Citation Database for Japanese Papers; Бразилии - Brazil’s National Database of Research and Science Résumés) во многом способствует повышению уровня национальных периодических изданий, позволяет наиболее полно и достоверно подойти к оценке результативности научных коллективов на основе опубликованных ими трудов.
Российская Федерация не уступает Китаю, Японии и Бразилии в этом плане и имеет свою запатентованную разработку - Российский индекс научного цитирования (РИНЦ) - мощную аналитическую систему для оценки научной деятельности, в которой рассчитываются и постоянно обновляются более 20 наукометрических показателей для каждого журнала, ученого, научных организаций и их подразделений. При этом поисковая система, а также все ее данные и наукометрические показатели доступны для ученых и организаций без каких-либо ограничений.
Наиболее важно в использовании и развитии РИНЦ то, что эта база данных индексирует научные статьи на русском языке. Тем самым решается важнейшая задача нашего государства - объединение людей (причем проживающих не только на территории России, но и в ближнем, да и в дальнем, зарубежье), говорящих по-русски. Для научного сообщества данный фактор весьма актуален и важен, ведь сегодня обмен информацией - это то, без чего невозможно двигаться дальше, сопоставлять результаты исследований различных групп ученых, которые трудятся над одной масштабной задачей.
Кооперация и свободный обмен информацией всегда выступали основой для реализации проектов как национального, так и глобального масштаба. Информационный обмен на русском языке между исследователями активизирует их научно-техническое сотрудничество и ускоряет получение конкретных практических результатов. Более того, статьи, индексируемые российской системой, отражают результаты исследований, актуальных для нашей страны, что может заинтересовать и привлечь к проводимым научно-исследовательским работам русскоговорящих ученых, которые еще в 1990-е годы уехали за рубеж или проживают в государствах постсоветского пространства. Все это может способствовать консолидации русскоязычного научного сообщества в новую межгосударственную формацию - “русский мир”.
Вместе с тем подмена национальной реферативно-библиографической базы иностранными системами цитирования ведет к ориентации российских ученых на научно-исследовательские работы, интересные в первую очередь зарубежному научному сообществу. В связи с этим подчеркну, что любой иностранный журнал - это, прежде всего, коммерческое предприятие, стремящееся продать свой товар (статьи, журналы, тематические подборки и т.д.) за деньги, зачастую весьма немалые. Главным потребителем (покупателем) этих статей является именно научное сообщество стран Запада, у которого свои потребности в научной информации, очень часто не совпадающие с тем, что необходимо отечественной науке в силу исторически сложившихся реалий. В результате - потеря суверенитета российской науки в части выбора направлений исследований и отток за рубеж перспективных молодых ученых, которые переориентировались на иностранную научную тематику.

Кто является родоначальником библиометрии?
Хотелось бы напомнить, что первая в мире национальная реферативно-библиографическая база данных была создана в СССР в 1952 году и велась Всесоюзным институтом научной и технической информации Академии наук СССР ¬(ВИНИТИ АН СССР). К сожалению, об этом факте практически не упоминают в средствах массовой информации.
Опыт ВИНИТИ АН СССР наглядно продемонстрировал, что при централизации комплектования, реферирования и индексирования многоотраслевой научно-технической литературы достигаются значительные успехи в популяризации и демонстрации достижений отечественной науки. Благодаря этому вплоть до 1990 года СССР входил в первую десятку стран, имеющих наибольшее количество научных публикаций. К слову, в США многоотраслевой Институт научной информации (Institute for Scientific Information, ISI), который в дальнейшем разработал систему Web of Science, был образован в 1960 году. В Европе в начале 1990-х годов также стали создавать средства для мониторинга и оценки национальных научных систем с использованием библиометрических методов.
В результате проведенных в СССР в начале 1960-х годов исследований было установлено, что США и Великобритания, с одной стороны, а СССР - с другой, образовали два мало пересекающихся информационных потока, опиравшихся преимущественно на предшествующие публикации авторов своих стран. На англо-американский поток (на английском языке) приходилось около 55% научных публикаций, на советский (на русском языке) - около 20%. При этом общий уровень науки в нашей стране и за рубежом был примерно одинаков, несмотря на почти троекратное превосходство в количестве англо-американских публикаций. Кроме того, в 1970 году обсуждалась еще одна проблема, до сих пор вызывающая ожесточенные споры: оценка эффективности труда научного сотрудника или научного коллектива.
На Западе наиболее распространенным критерием является суммарное число публикаций, однако применение лишь этого оценочного показателя наносит большой вред науке, так как в итоге научные журналы оказываются “засоренными” посредственными и незрелыми статьями. И хотя степень цитируемости в Указателе научных ссылок (Science Citation Index, SCI) отчасти может служить мерой эффективности научной работы, необходимо учитывать неполноту и селективность данного источника информации.
Вероятно, именно по этим причинам в СССР так и не было создано аналога зарубежной системе цитирования Web of Science, что не мешало эффективному управлению наукой в нашей стране, а оценка научных коллективов велась совсем по иным критериям. При этом особо подчеркну, что приоритет в наукометрии вплоть до 1991 года принадлежал именно нашей стране и был утрачен только после распада СССР.

Как сохранить научный суверенитет?
Безусловно, российские ученые могут публиковаться в зарубежных научных изданиях, индексируемых западными реферативно-библиографическими базами, что, несомненно, позволяет наладить сотрудничество по многим международным проектам, популяризировать деятельность отечественной науки на мировой арене и демонстрировать ее потенциал. Вместе с тем нельзя директивно требовать от наших ученых публиковать свои труды за рубежом. Особенно это касается тех, кто занимается не только фундаментально-ориентированными исследованиями, но и прикладными работами, результаты которых могут иметь двойное применение. Ведь тем самым мы вынуждены предоставлять информацию на английском языке, раскрытие которой как напрямую, так и косвенно снижает обороноспособность и безопасность России. На мой взгляд, неприемлемо в условиях масштабных санкций против нашей страны обязывать отечественных ученых отдавать результаты своего интеллектуального труда инициаторам этих санкций - США и Европейскому союзу.
Конечно, присутствие на мировом рынке научных публикаций необходимо, но только по доброй воле самих ученых. Сейчас же сложилась ситуация, когда для достижения этих показателей отечественных исследователей заставляют писать статьи на английском языке в зарубежные журналы: например, не имея определенного количества зарубежных статей, индексируемых базами данных Web of Science или Scopus, невозможно получить гранты и субсидии Минобрнауки или Российского научного фонда.
Кстати, эта проблема поднималась в ходе прошедшего 15 октября 2014 года Форума Общероссийского народного фронта, и Президент России Владимир Путин, отвечая на один из вопросов, заявил, что “степень, цитируемости - это, конечно, важный показатель, но... только один из показателей”. При этом глава нашего государства подчеркнул, что этот показатель практически не работает для гуманитарных отраслей, да и многие зарубежные ученые считают, что “попадают в какую-то зависимость от ведущих научных журналов и имеют дело с каким-то диктатом с их стороны”. А еще раньше (30 апреля 2013 года) на заседании Совета при Президенте РФ по науке и образованию в Гатчине Владимир Путин справедливо отметил необходимость выстроить свою национальную систему объективной оценки работы научных организаций.
Для решения этой задачи, на мой взгляд, необходимо в первую очередь отказаться от использования зарубежных реферативных баз данных при проведении оценки результативности научных организаций. Развития же собственной базы можно достичь благодаря государственному решению и утверждению РИНЦ в качестве национальной реферативной базы данных или созданию новой Всероссийской библиографической базы данных. Целесообразно также создать систему стимулов для зарубежных авторов, которые публикуются в русскоязычных научных изданиях (здесь большие перспективы для ученых постсоветского пространства).
В заключение повторю, что развитие отечественной реферативно-библиографической базы позволит отстоять наш суверенитет в науке и вопросе выбора технологического развития. Ведь Россия - великая научная держава, и для осознания данного факта нам не нужны чужие мнения и суждения!

Евгений КАБЛОВ,
академик РАН,
генеральный директор ВИАМ


Источник: газета «Поиск»